Что мы пережили, расскажет историк...

Что мы пережили, расскажет историк,
Был сон наш тревожен, и хлеб наш был горек.
Да что там! Сравненья вовек не найти,
Чтоб путь описать, что пришлось нам пройти!
Сидели в траншеях, у скатов горбатых,
Бойцы в маскировочных белых халатах.
Гудели просторы военных дорог,
Дружили со мною сапер и стрелок.
Ведь я – их товарищ, я – их современник,
И зимнею ночью и в вечер весенний
Хожу по дорогам, спаленным войной,
С наганом и книжкой моей записной,
С полоской газеты, и с пропуском верным,
И с песенным словом в пути беспримерном…
Я голос услышал, я вышел до света,
А ночь батарейным огнем разогрета.
Синявино, Путролово, Березанье –
Ведь это не просто селений названья,
Не просто отметки на старой трехверстке, –
То опыт походов, суровый и жесткий,
То школа народа, – и счастье мое,
Что вместе с народом прошел я ее.

1943
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ДЕНЬ КАПИТУЛЯЦИИ

Берлин. Весна. Развалины. Ограды.
На площадях сражения раскат.
На перекрестках улиц баррикады,
И в тупиках орудия стоят.

В кругу друзей шутили долго, пели…

В кругу друзей шутили долго, пели…
Вдруг взрыв – предвестьем смертного конца…
В глаза смертей сурово мы глядели,
Не отводили в сторону лица…

ПЛЕННЫЕ ИДУТ НА ВОСТОК

Идет колонна за колонной
В порядке строгом. Впереди,
Одет в мундир темно-зеленый,
С крестом железным на груди

НОЧЬ БЛОКАДЫ

В полночь Невский проспект
стал безлюден, как снежное поле,
Заметают снега у заставы кирпич баррикад,
И гудит за окном настороженный, близкий до боли

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.