ПЕСНЯ

Я утверждать доподлинно не стану,
Кто автор слов, но пели мы до слёз:
«Схватили немцы девушку Татьяну
И потащили в хату на допрос».
Любимая детдомовским народом
Во дни, когда от крови таял снег,
Не стала песня модным обиходом
В изменчивый и слишком шумный век.
Но пел её, припав к груди баяна,
Былой разведчик, строгий наш завхоз:
«Село с рассветом вышло из тумана.
Стоял суровый утренний мороз».
За окнами и в самом деле стыла
Последняя военная зима.
И не Москва была ближайшим тылом –
В огне боёв Германия сама.
Фашисты – те, что тысячи Петрищевых
Прошли, стирая жизнь с лица земли,
Копались на холодных пепелищах,
Куда их под охраною вели.
Угрюмые, в истрёпанных шинелях.
На кителях – следы былых наград.
Но мы их не боялись, не жалели –
Мы просто обращались к ним: «Камрад».
Какой ценой далось нам это слово,
Ни нам, ни им уже не позабыть –
Сквозь поколенья горько и сурово
Протянута воспоминаний нить
Такого сверхвысокого накала,
Что не один я слышу тот баян:
«Но девушка ни слова не сказала,
Не выдала Татьяна партизан».

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Сумерки. Тишь. Деревенское лето...

Сумерки. Тишь. Деревенское лето.
В свете прожектора – зелень густая,
Бронза скорбящих фигур, а налево –
Камень-гранит. На граните читаю...

ЗА ЧАС ДО НАЧАЛА

За час до начала Великой войны
Ворваться б туда –
в предвоенные сны –
Внезапным сигналом всеобщей тревоги...

МАТЕРИНСКИЙ ХЛЕБ

Запомнилось: детдом, вторая группа,
Начальный счёт послевоенных лет.
Теплом казённым жиденького супа
Не каждый был накормлен и согрет.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.