ЗИМА 1946-ГО

Крест-накрест двери заколочены.
Как дула – скважины замков.
О, эти сумрачные очереди
у продовольственных ларьков!

И мы, стоящие со взрослыми
(поскольку тот же хлеб едим!),
болтаем рыжими авоськами,
скучать без дела не хотим.

И вот на улице заснеженной,
когда уж нам невмоготу,
мы начинаем бабу снежную
лепить отчаянно на льду.

Москва снегами запорошена,
и затемнение снято!
…Заложено-перезаложено
в ломбарде мамино пальто.

А мы ещё на свете не жили,
нам всё на свете нипочём.
А мы – мы лепим бабу снежную
и не горюем ни о чём.

Мы лепим, будто обалделые,
но хитрый есть у нас расчёт:
недаром наша баба белая
в ту бабью очередь встаёт.

Она стоит и улыбается,
и ей неведомо пока,
что на неё – не полагается,
не полагается пайка.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ЗИМА 1953 ГОДА

В бледные окна сочится рассвет.
Сны угасают – и сходят на нет.
Сизой позёмкою занесены
послевоенные долгие сны.

Воспряну ото сна...

Воспряну ото сна,
откину одеяло.
Окончилась война,
а мне и дела мало!

БАЛЛАДА О СОЛДАТКЕ

Нам удаются фильмы о войне.
За них вручают премии нам в Каннах.
…А в Канске – плачут.
В Канске у экранов
не спорят о подтексте и игре.

Все думали, что с Гитлером война...

Все думали, что с Гитлером война
продолжится не годы, а недели.
И, сев у затемнённого окна,
с надеждой в репродукторы глядели.

Я родился в городе Перми...

Я родился в городе Перми.
Я Перми не помню, чёрт возьми.
Железнодорожная больница.
Родовспомогательная часть.

Октябрь сорок первого года...

Октябрь сорок первого года.
Патруль по Арбату идёт.
И нет на вокзалы прохода.
И немец стоит у ворот.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.