ГРАЖДАНСТВЕННОСТЬ

Была она узостью плошки
И ширью отцовских рубах.
Хмелела от мёрзлой картошки,
Трезвела, пока мы в бомбёжки
Отсиживались в погребах.

Сомненьями душу травила…
Я помню, как на сквозняках
У стога, дышавшего гнило,
Плясали крестьянские вилы
В моих неокрепших руках.

Запамятуешь ли Бурёнку,
Прирезанную в закутке?
И то, как, надвинув кепчонку,
Однажды и я похоронку
Гражданственно сжал в кулаке?

На пядь переросшие травы,
Держались мы злей и прямей.
Мы были и в промахах правы,
Двенадцатилетние главы
Войной обожжённых семей.

Везения. Весточки. Вёрсты.
И пыль. И позёмка у ног.
Поляны. Плотины. Погосты.
И синь. И фанерные звёзды
У ныне заглохших дорог.

Всё снится мне эта фанера.
Томит меня в лямке забот
Великая жажда примера…
Я знаю, гражданственность – вера
В себя, в поколенье, в народ.

Она не чубы, не матрёшки,
Не хмурые складки на лбах.
Просыплешь ли хлебные крошки?
Вздохнёшь ли не так, как в бомбёжки
Вздыхали в сырых погребах?

Седеешь, а помнишь в итоге,
Как с детства не знал выходных,
Как пухли от голода ноги…
Гражданственно наши дороги
Открыты для споров о них!

Под небом пронзительной сини,
Близ рек, о которых поём,
Так остро, так невыносимо
Гражданская зрелость России
Колотится в сердце моём.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ОТЦУ

Ты в рост распрямлялся под пули
в минуты смертельных атак,
А я, если надо, смогу ли
подняться гражданственно так?

Здесь мне в глаза плеснуло небом...

Здесь мне в глаза плеснуло небом.
Здесь русина моих волос
от ковылей, кипящих немо,
от снежных вьюг да от берёз.

Прикрыв мальца своею кацавейкой...

Прикрыв мальца своею кацавейкой,
пока он спал, хмелея от тепла,
задумчивая старая еврейка
от голода под утро умерла.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.