Из песни можно выкинуть слова...

Из песни можно выкинуть слова,
Да что слова – и целые куплеты!
Но я-то слышал их тогда, сперва,
В застолье том, в предчувствии Победы.

Мой день рожденья, сорок пятый год,
Себя я только помнить начинаю.
Год сорок пятый, ты начнёшь отсчёт
Всему, за что я лично отвечаю.

Какие люди были за столом,
Какие песни пели эти люди!
Звенели песни форточным стеклом,
Как ярость наших праведных орудий.

Роскошные, в погонах золотых,
Пилоты, уцелевшие в сраженьях…
Я с батиных колен глядел на них
Не то что с уваженьем – с наслажденьем.

Запомнились так ясно и так чисто
И замполит с кулёчком монпансье,
И за Победу тост, и за Отчизну,
И тост ещё, когда вставали все...

Такая святость в душу мне вошла,
Такая сила наполняла душу,
Как будто я поклялся у стола,
И клятвы той вовеки не нарушу.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Он забыл, что он был командиром полка...

Он забыл, что он был командиром полка,
что осталась на Западном фронте рука.
Он не просто забыл – он закончил полёт,
в мирном мире без неба забот достаёт.

Мой отец был действия, а не около...

Мой отец был действия, а не около,
По щербатому небу неровно скользя,
Мой отец был сталинским соколом,
И его переименовать нельзя.

В этом мире ненастном, тревожном...

В этом мире ненастном, тревожном,
не одну пережившем беду,
человек с героическим прошлым
умирает на лавке в саду.

…Мне было три года. В любую погоду...

…Мне было три года. В любую погоду
на фронте летал он в леса.
Апрель Приамурья. Мне ровно три года,
И праздничный день у отца.

Не просто так, не просто так...

Не просто так, не просто так
Земли израненное тело
В пылу ударов и атак
Горело, мучилось, терпело.

Уже послы живут в тылу глубоком...

Уже послы живут в тылу глубоком,
Уже в Москве наркомов не видать,
И панцирные армии фон Бока*
На Химки продолжают наступать.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.