НА ПУТЯХ

Осеннее хмурое утро.
Вагоны на рельсах рядком.
В них – дети, и утлая утварь,
И горе на тряпках ничком.

Холодные долгие ночи.
Далёкий неведомый край…
Что может быть в жизни короче
Негромкого слова «прощай»?

Но вы и «прощай» не сказали,
Покинув родное гнездо,
Спеша на гудящем вокзале
К вагонам слепых поездов.

И дети надолго запомнят
Звенящее в окнах стекло
И запах покинутых комнат,
Где счастье под пули легло.

Вагоны, да рельсы, да шпалы,
Да птицы на серых столбах…
Вот всё, что от жизни осталось,
Вот так обернулась судьба.

Не раз остановку отметят
Сухие от муки глаза…
Но здесь ли то место на свете,
Что домом придётся назвать?

Не те ли берёзы да ветер,
Что сердцу дано полюбить?
Не здесь ли то место на свете,
Где сердце научится жить,

Залечивать трудные раны,
Что людям наносит война?..
…Молчит на заре полустанок
И сон сторожит тишина.

Спят дети, и жалкая рухлядь,
И горе в тревожных сердцах…
И только седая старуха
Бессонно сидит на узлах.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

НА РЫБАЧЬЕМ

Кто в эти годы воевал
На полуострове Рыбачьем,
Тот не забудет серых скал
И дней, которым счёт утрачен.

НИКТО ИЗ НАС ЗАБЫТЬ НЕ СМОЖЕТ…

Воспоминаний уничтожить
И годы счастья не вольны.
Никто из нас забыть не сможет
О самых первых днях войны.

Всё пройдёт. Даже наши печали...

Всё пройдёт. Даже наши печали.
Станет гордой легендою быль.
Над полями в закатные дали
Будет плыть золотистая пыль.

Всё испытай – лишенья и страданья...

Всё испытай – лишенья и страданья.
Запомни всё, чем эти дни полны.
Пойми, что значит – ожидать свиданья,
Отложенного до конца войны.

ЗОЛУШКИ СОРОКОВЫХ ГОДОВ

Ты, говорят, пред жизнью виновата,
Что не была светла и весела…
Но в юности не принца, а солдата
Ты с поля боя, Золушка, ждала.

Гнут и гнетут холодные ветра...

Гнут и гнетут холодные ветра
Упрямую полярную берёзу.
Окно землянки с самого утра
Дождя косого заливают слёзы.

ВО ФРОНТОВОМ КЛУБЕ

В холодных северных широтах,
У моря, на краю земли,
В свой клуб бойцы морской пехоты
Однажды вечером пришли.

ОТРЫВОК ИЗ «ОБРАЩЕНИЯ К СТАРОМУ ГОРОДУ»

…Глубокий тыл. Сугробы стынут.
Угрюм предрассветный час…
С дежурства улицей пустынной
Иду – ночной редактор ТАСС.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.