Мы помним всё: дороги отступлений...

Мы помним всё: дороги отступлений
И те пути, что нас вели вперед.
Перед судом грядущих поколений
За каждый шаг свой мы дадим отчет.

Пройдем походным строем перед ними,
В пыли, в поту, в пороховом дыму,
А что когда-то были мы иными –
Не будет даже сниться никому.

Ну что ж! Себя жалеть мы не умели
И юности своей не берегли,
Когда, потуже запахнув шинели,
Из боя в бой без передышки шли.

В пути, утратив счет ночам бессонным,
Забыв приметы лета и зимы,
Мы верили: зачтут потомки всё нам,
Чем ради них пожертвовали мы!

1943, 1946
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Прошедшим фронт, нам день зачтется за год...

Прошедшим фронт, нам день зачтется за год,
В пыли дорог сочтется каждый след,
И корпией* на наши раны лягут
Воспоминанья юношеских лет.

Командир батальона читал до зари «Илиаду»...

Командир батальона читал до зари «Илиаду».
Стол дощатый скрипел, и огарок чадил восковой,
И в ночи открывалось его воспаленному взгляду
Не сраженье у Трои, а бой под любимой Москвой.

КЛЮЧ

Был сумрак ночи выстрелами вспорот,
Лизал огонь разрывы дымных туч.
С последней частью он покинул город,
Квартиру запер, уходя, на ключ.

НАВОДЧИК

Не позабыть мне ночи той короткой…
Был май. В лесу черемуха цвела.
Мы наступали, и прямой наводкой
Артиллеристы били вдоль села.

Прожекторов косые лезвия...

Прожекторов косые лезвия
Ночное небо полосуют снова.
Шипя, взвилась ракета, как змея,
Из сумрака настороженно-злого.

Бой шел всю ночь, а на рассвете...

Бой шел всю ночь, а на рассвете
Вступил в село наш батальон.
Спешили женщины и дети
Навстречу к нам со всех сторон.

Небо в звездах, словно полный улей...

Небо в звездах, словно полный улей,
Травы пьют медовую струю,
Может быть, в такую ночь под пулей
Суждено мне кончить жизнь мою.

Когда я рассматриваю в музеях...

Когда я рассматриваю в музеях
Картины прославленных живописцев,
Мне вспоминается фронт под Москвою
И друг из саперного батальона.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.