ТОЙ ПЕРВОЙ НОЧЬЮ

Еще той ночью игры снились детям,
Но грозным ревом, не пустой игрой,
Ночное небо взрезав на рассвете,
Шли самолеты на восток. Их строй

Нес, притаясь, начало новой ноты,
Что, дирижерским замыслам верна,
Зловещим визгом первого полета
Начнет запев по имени война.

Но дирижер не знал, что в этом звуке,
Где песнь Победы чудилась ему,

Звучат народа собственного муки,
Хрипит Берлин, поверженный в дыму.

Той первой ночью, в ранний час рассвета,
Спала земля в колосьях и цветах,
И столько было света, столько цвета,
Что снились разве только в детских снах.

Той ночью птицы еле начинали
Сквозь дрему трогать флейты и смычки,
Не ведая, что клювы хищной стаи
Идут, уже совсем недалеки.

Там где-то стон растоптанной европы,
А здесь заставы день и ночь не спят.
Притих в лазурной дымке Севастополь.
Притих под белой ночью Ленинград.

Штыки постов глядятся в воды Буга.
Еще России даль объята сном…
Но первой бомбы вой коснулся слуха,
И первый гром – и первый рухнул дом.

И первый вопль из детской колыбели,
И материнский первый страшный крик,
И стук сердец, что сразу очерствели
И шли в огонь, на гибель, напрямик.

И встал в ту ночь великий щит народа,
И принял в грудь ударов первый шквал,
Чтоб год за годом, все четыре года,
Не утихал сплошной девятый вал…

…Всё отошло. Заволоклось туманом.
И подняла Победа два крыла.
Но эта ночь, как штыковая рана,
Навек мне сердце болью обожгла.

1968
5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ В СЕВАСТОПОЛЕ

Был душен воздух, напоенный зноем.
Бой не стихал. Жара такая шла,
Что и ночами не было покоя,
Орудья накалялись добела.

ПРОРУБИ НА НЕВЕ

Звезды январские тускло мерцали,
Словно потрескивая в синеве,
Стыли, дымились, оледеневали
Проруби на неве.

УПАЛА БОМБА…

Упала бомба в мойку против дома,
Где Пушкин жил, где свой окончил путь.
Насколько бомба та была весома
И многотонна ли – не в этом суть.

ОДА БЛОКАДНОМУ ХЛЕБУ

Блокадному, не иному,
Ржаному и не ржаному,
Хоть звали его – ржаной,
Землистому,

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика