Ржавая гильза из-подо Ржева...

Памяти Константина Симонова

Ржавая гильза из-подо Ржева,
как поминальная свечка, стоит
в книжном шкафу лет пятнадцать уже, а
сколько ещё ей стоять предстоит?

Хочется верить, что те, кто родятся
в век двадцать первый с рожденья Христа,
будут хотя бы чуть-чуть поклоняться
тем, чьи могилы не носят креста.

Верность строке «Я убит подо Ржевом»
жизнью и смертью покрыта сполна.
Мёртвые помнят живых. Неужели
павших когда-то забудет страна?

Пуля от гильзы, наверно, в безвестном
немце, что лёг в той нескошенной ржи.
Может, и был он по-своему честным,
только в земле не родной он лежит.

Я не из тех, к сожаленью, кто может
ночь пережить и не помнить о том.
Вижу коттеджи, а память тревожит
старый, войною разрушенный дом.

«Всё – для России!» – писал на ноже я
в детстве… И с этим шагну в облака…
Старая гильза из-подо Ржева –
словно прощание издалека.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ПАРК ПОБЕДЫ

Нынче парк, где когда-то кирпичный завод
исходил сладковатым дымком похоронным.
Слышу голос, как будто бы кто-то зовёт:
– Помяни нас… –
Вокруг лишь скворцы да вороны.

ВОЙНА И ДЕТИ

Порой приходится грустить,
Живя на белом свете.
Но как, скажите, совместить:
Война и рядом – дети?

Чёлочка косая, сужены глаза...

Чёлочка косая, сужены глаза.
Промахнуться девочке ни за что нельзя.
Снайпериха Галя жжёт прищуром лес,
Снайпера-фашиста ловит в чёрный крест.

А над могилой капитана – звезда...

А над могилой капитана – звезда,
значит, всё же получил он майора.
Капитаном в двадцать восемь он стал,
и майором в тот же год – слишком скоро!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика