У нас был примус...

У нас был примус.
Бывало, только вспомнишь – он шумит.
Там
мама возится с кастрюлями
и в спешке крышками гремит,
и разговаривает сама с собой
о дороговизне и о себе самой.

У нас был примус.
У нас был примус, чайник, кран.
У нас был свет.
Теперь у нас ничего нет.

Вы эвакуированные.

1941
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Кто вы?

Кто вы?
– Репатриированные вдовы.
Так едко я хотел съязвить о них,
но

В подлом, бессовестном бою...

В подлом, бессовестном бою –
– Сдаешься? – Не сдаюсь! –
– Сдаешься? – Не сдаюсь!
Не охнув

Как я их всех люблю...

Как я их всех люблю
(и их всех убьют).
Всех –
командиров рот

Осень-то, ёхсина мать...

Осень-то, ёхсина мать,
как говаривал Ваня Батищев,
младший сержант,
родом из глухомани сибирской,

Я уеду, как приехал...

Я уеду, как приехал, –
тихий, строгий, неспокойный.
Мама спросит через месяц:
– Он уехал, твой знакомый?

Как оживляешься...

Как оживляешься,
когда вспоминаешь
(и через столько лет)
румынок или, там, славянок.

Однажды ко мне пристала корова...

Однажды ко мне пристала корова.
Я был тогда прикомандирован
к дивизии. Рано утром, тишком, нишком,
добираюсь до передового пункта и слышу

Сашка Попов, перед самой войной окончивший...

Сашка Попов, перед самой войной окончивший
Госуниверситет, и как раз 22 июня
зарегистрировавшийся с Люсей Лапидус, –
о ком же еще

Начало я проспал...

Начало я проспал.
Рев, вопли, взрывы матерщины.
По улице, задрав –
столы, оглобли, выварки, узлы

Сейчас, не очень далеко от нас...

Сейчас, не очень далеко от нас,
идет такое дикое кровопролитье,
что мы не смотрим друг другу в глаза.
У всех – геморроидальный цвет лица.

Мама, мама...

Мама, мама,
когда мы будем дома?
Когда мы увидим
наш дорогой плебейский двор

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.