Антология "Война и мир"

Самое полное собрание стихотворений о Великой Отечественной войне

МОЙ НОВОСИБИРСК

Засыпая в землянке сырой
На солдатской шинели прожженной,
Я, как девушкой, брежу тобой,
Мой красавец, мой город зеленый.

Мимо низеньких яблонь в цвету
Прохожу по аллеям прекрасным,
Комсомольским проспектом иду,
Вдоль рядов тополиных на Красном…

А на площади песни звенят,
И трамвайные молнии блещут –
Этот город встречает меня,
Серебристой листвою трепещет.

Здесь когда-то в широкой Оби
Я плескался крикливым мальчонкой,
В тихом сквере ночами любил
Побродить с белокурой девчонкой…

Сквозь туман, застилающий взгляд,
Вижу облики зданий знакомых,
Милый домик и маленький сад
В белой дымке старинных черемух.

Милый город, я вырос с тобой
Под ветрами седого Алтая,
Каждый маленький камушек твой –
Это юность моя золотая.

…А теперь днем и ночью в огне,
В горьких тучах горячего дыма,
В дальних селах, неведомых мне,
Защищаю тебя, мой любимый.

Чтобы враг и ступить не посмел
На песок твоих светлых бульваров,
Чтобы ты веселился и пел –
Я пройду сквозь свинец и пожары.

1943
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

В эти страшные годы немало...

В эти страшные годы немало
Мы тяжелых дорог исходили.
Отцвела наша юность, умчалась
В туче взвихренной танками пыли.

НАСТУПЛЕНИЕ

Пять грохочущих суток не спали,
Не снимали тяжелых сапог.
Мы немало друзей потеряли,
Но ворвались в родной городок!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

  • ВОЙНА...ПОЭЗИЯ ВСЕРЪЁЗ

    Поэты, чьи произведения представлены в антологии, сказали свое слово не только о самой Великой Отечественной войне (1941–1945), но и о памяти этих событий в последующих поколениях. Они – люди разных возрастов и национальностей. Среди них те, чьи имена уже 70 лет связаны воедино со словом «война» на страницах учебников, и не менее значительные авторы, по воле судьбы оставшиеся на втором плане – так сказать, в тени славных товарищей.
    Показать многоголосье, разноплановость в творчестве не только внутри одного поколения, но и в исторической перспективе – вот одна из задач, которую мы попробовали решить, вдохновляясь словами А.Т. Твардовского:
    «Война всерьез, поэзия… всерьез».
    Три поколения русской поэзии… Мы условно назвали авторов отцами, детьми и внуками. Впервые их творчество собрано и представлено столь широко и полно, объединенное общей темой – Великой Отечественной войны и памяти о ней. Хотя правильнее будет сказать – темой войны и мира. Неразрывное единство этих противоположностей пытались осмыслить поэты, а мы – собрать под одной обложкой, чтобы современники и потомки никогда не забывали опыт своих героических, многострадальных предков, защитивших не только нас, живущих сегодня в России, но и все человечество от фашизма.
    Мы бы не справились с этой работой одни – без помощи наследников авторов, писателей-подвижников, краеведов, библиотекарей и многих-многих людей, неравнодушных к русской культуре и памяти народа-победителя.
    Низкий благодарственный поклон всем соратникам.
    Дмитрий Мизгулин, Борис Лукин
  • О КНИГАХ

    ВОЙНА И МИР. Антология: Великая Отечественная война (1941–1945) в русской поэзии XX–XXI вв.
    НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ
    Издатель: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» (президент Д.А. Мизгулин)
    Идея Дмитрия Мизгулина.
    Главный редактор Б.И. Лукин
    Составители I-V кн. : Ю.П. Перминов и Б.И. Лукин.
    Составитель VI-XV кн. : Б.И. Лукин.
    В пятнадцати книгах. 

    «Война и мир» – фундаментальная антология русской поэзии в десяти книгах, посвященная подвигу народов многонационального Советского Союза в Великой Отечественной войне. В книги включены стихи, созданные не только
    в 1941–1945 годах, но и в послевоенные десятилетия XX–XXI веков.
    Данная мемориальная книга жизни народа, издающаяся в честь 70-летия Победы и памяти 75-летия начала войны, впервые столь полно представляет объединенное общей темой творчество поэтов различных поколений нашей страны.
    Большинство представленных произведений давно стали классическими, многие дождались своего часа и также войдут в сокровищницу русской литературы.
    В антологии впервые цельно прослежена работа трех поколений писателей, условно названных нами отцами, детьми и внуками. Тома составлены по возрастному принципу: в I–V книгах – творчество писателей, родившихся до 1927 года, в VI–VII – с 1927 по 1945 год, в VIII–IX – с 1946 по 1955 год, в X – после 1956 года. Для удобства поиска все авторы в каждой возрастной группе расположены по алфавиту. Неоспоримо историческое значение собранных в антологии произведений
    участников боев и тружеников тыла, чьи строки сполна оплачены кровью, слезами и потом, детей войны, переживших грозное лихолетье, внуков, в чьи судьбы война вторглась лишь эхом, но грозным эхом генетической памяти.
    Антология дополнена фотографиями поэтов и снабжена биографическими данными.

 Скородумов 
 Владимир Фёдорович

Скородумов
Владимир Фёдорович

Владимир Фёдорович Скородумов родился 24.07.1921 в глухой деревушке Заручевье Новгородской обл. Коллективизация деревни и война наиболее глубоко врезались в его память. Студентом из Ленинграда он ушел на фронт, стал офицером и воевал до самой Победы. Работал на прославленном Кировском заводе в Ленинграде. Писать начал еще школьником и писал всю жизнь, но печатался нечасто. В 1979 и 2002 гг. выпустил сборник стихов «Обелиск» и поэму «Ржаная нива», а также книгу рассказов «Громобой». Несколько его книг вышло в питерском издательстве «Нева». Последняя известная публикация – рассказ «Русайка» (журнал «Нева», № 10, 2006) Стихи
  • АТАКА
  • БАЛЛАДА О МОЕМ СЕРЖАНТЕ
  • БИОГРАФИЯ МОЕГО ПОКОЛЕНИЯ
  • Всё на восток, смешавшись, потекло...
  • Дремал накоротке тревожно...
  • Я строил дом – фундамент ладил...
  • ДВОР

    А ташкентский перрон принимал, принимал, принимал эшелоны,
    Погорельцы и беженцы падали в пыль от жары,
    Растекались по улицам жалкие эти колонны,
    Горемычная тьма набивалась в дома, наводняла дворы.

    И на нашем дворе получился старушек излишек,
    Получился избыток старух, избежавших огня,
    И старухи старались укрыться под крыши домишек,
    Ибо знали такое, что вряд ли дошло б до меня.

    А серёдкой двора овладели, как водится, дети,
    Заведя, как положено, тесный и замкнутый круг.
    При стечении лиц, при вечернем и утреннем свете
    Мы, мальчишки, глядели на новых печальных подруг.

    И фактически, и фонетически, и хромосомно
    Были разными мы. Но вращательный некий момент
    Формовал нас, как глину, и ангелы нашего сонма,
    Просыхая под солнцем, всё больше являли цемент.

    Я умел по-узбекски. Я купался в украинской мове.
    И на идиш куплетик застрял, как осколок, во мне,
    Пантюркизмы*, и панславянизмы**, и все горлопанства, панове,
    Не для нас, затвердевших до срока на дворе, на великой войне.

    Застарелую честь да хранит круговая порука!
    Не тяните меня, доброхоты мои, алкаши, –
    Я по-прежнему там, где, кружась и держась друг за друга,
    Люди нашего круга тихонько поют от души.

    * Пантюркизм – агрессивная расистская доктрина, согласно которой все народы, говорящие на тюркских языках, являются якобы одной нацией и должны объединиться под главенством Турции в единое государство Туран.
    ** Панслави́зм (панславянизм) – идеология, сформировавшаяся в странах, населённых сла-вянскими народами, в основе которой лежат идеи о необходимости славянского национального
    политического объединения на основе этнической, культурной и языковой общности.

    Мы – земляки с Борисом Ивановичем Лукиным, поэтом, эссеистом, переводчиком, антологистом, организатором фестиваля современной литературы, театра и кино «Наше время». Три десятка лет назад он перебрался в Москву. Знакомство наше случилось в день презентации его проекта (Антология современной литературы России «Наше время») в Нижнем Новгороде, в старом здании Союза писателей на улице Минина. Мы сразу почувствовали человеческое и творческое единство.
    Накануне Нового года в Мурманск приезжал замечательный русский поэт и прозаик из Москвы, автор-составитель антологий «Наше время» и «Война и мир» Борис Лукин. Приезжал по делу. О поездке, о том, над чем он работал в Мурманской областной научной библиотеке, о его антологиях мы и поговорили. Беседовали на ты, потому как давно друг друга знаем, дружим.