Антология "Война и мир"

Самое полное собрание стихотворений о Великой Отечественной войне

ХРОНИКА ЛАДОГИ

Отрывок

V. Каталог дня
3.
По Староладожскому каналу происходил сенокос.
Колокольчики –
маленькие поднебесные люстры –
излучали оттенки неба.
Скакали кузнечики.
Величиной и звучаньем они приближались
к секундам.
Ползали пчёлы –
миниатюрные зебры на крыльях.
На васильки
жар возлагал дрёму.
Лютики
созерцали сенокос,
и не моргали их ослепительно-жёлтые очи.
Бледноволосые женщины
травы июля свергали.
В медленном небе
сверкали, как белые молнии, косы.
Отчаливали возы, гружёные сеном.
(Каждый воз – тридцать пудов сеноизмещеньем.)
Клава,
единственная портниха деревни,
положила косу и раздражённо пробормотала
неопределённо-личную фразу.
Она отработала нормы совхоза.
Она не имела –
единственная в деревне –
собственной коровы,
косить на продажу –
единственная в деревне –
она не желала.
Она положила косу и поковыляла в деревню.
Это сомнительное положение портнихи
заканчивалось невесёлым:
она напивалась.
Клавдия шила великолепно и много,
а с позапрошлой весны
шила меньше и аляповато.
Так, позабывшись, или с похмелья
Клавдия сшила бабам деревни
сугубо мужские брюки с ширинкой.
Все хохотали, но брюки носили.
– А-я-яй! –
покачал поросячьим лицом Шлепаков,
накосивший уже девятнадцать возов на продажу.
Вот что, покачивая поросячьим лицом,
рассказывал Шлепаков:
– Это было в начале девятьсот сорок третьего года.
Я служил шофёром на Дороге жизни.
Я человек скромный,
однако опасности мы хлебнули.
Потом я попал
в одну пулемётную роту с Клавой.
Я человек скромный,
однако имеет место существование факта:
я был первым пулемётчиком;
в газетах писали,
что я – образец пулемётчика
на Ленинградском фронте.
Клава была второй пулемётчицей,
да и беременная.
Мы обороняли энную высоту.
Надвигались фашистские танки.
Все погибли,
проявив, разумеется, героизм.
Остались:
я – раненый и Клава – беременная.
Я приказал ей:
– Беги, у тебя ребёнок.
Она убежала,
потом родила,
иначе погибли бы оба.
Мне присвоили званье и орден.
Вы уж извините мои
неделикатные впечатленья
о моём героическом прошлом. –
Вот что,
покачивая поросячьим соболезнующим лицом,
рассказывал Шлепаков,
а вот что было на самом деле.
Во время блокады
они колдовали с кладовщиком
на продовольственном складе в Кобоне*:
где-то выискивали денатурат
и вечерами «хлебали опасность».
Потом Шлепаков
попал в одну пулемётную роту с Клавой.
Она – пулемётчицей.
Он – хлеборезом.
Они обороняли высоту № 2464.
Шли танки,
они переныривали пригорки,
как бронированные кашалоты. Семь
пулемётных расчётов погибло.
Шлепаков блевал от страха,
прильнув поросячьим лицом
к ответвленью окопа.
Но уразумев,
что семь пулемётных расчётов погибло,
Шлепаков улизнул,
и, прострелив себе несколько рёбер,
он, окровавленный, с изнемогающим взглядом
был подобран санитарной овчаркой.
Через десять минут после его исчезновенья
Клавдия родила и попала в плен.
Через четверо суток её освободили
советские части.
Ребёнка отправили в детский дом,
а мать – на пять лет в лагеря
за то, что попала в плен.
Шлепаков получил медаль «За отвагу».
Знали:
не бедно живёт Шлепаков,
бригадир рыболовецкой артели.
(Он прибеднялся богато.
В зимнее время на райге
рыбак зарабатывает двести рублей
за несколько суток).
Знали:
женился сержант на девице с поросячьим лицом
и у них родились с поросячьими лицами дети.
Знали:
дом у них двухэтажный,
огромный чердак,
а также подвальное помещенье,
то есть фактически – дом четырёхэтажный.
И на всех четырёх этажах
мебель наполнена тканями,
мясом
и овощами.
Прошлой зимой Шлепаков приобрёл
фортепьяно.
(Не замечали, чтоб в этой семье
композиторы вырастали.
Дочь
в магазине работала,
масло и хлеб распределяя
по собственной инициативе.
Кроме растительного масла,
хлеба, галош, баклажанной икры
да – изредка – керосина,
в том магазине
ни при каких обстоятельствах
прочих продуктов не наблюдали.
Сын
устроился егерем.
По фантастическим малопонятным причинам,
но с детективно-таинственным видом
егерь взимал с охотников штрафы,
и его ещё благодарили.)
Так и не выучился Шлепаков
езде на велосипеде,
но водил неразлучный велосипед
на поводке, как эрдельтерьера.

* Кобо́на – деревня в Ленинградской обл.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

МУНДИР СОВЫ

Мундир тебе сковал Геракл
специально для моей баллады.
Ты как германский генерал
зверела на плече Паллады.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

  • ВОЙНА...ПОЭЗИЯ ВСЕРЪЁЗ

    Поэты, чьи произведения представлены в антологии, сказали свое слово не только о самой Великой Отечественной войне (1941–1945), но и о памяти этих событий в последующих поколениях. Они – люди разных возрастов и национальностей. Среди них те, чьи имена уже 70 лет связаны воедино со словом «война» на страницах учебников, и не менее значительные авторы, по воле судьбы оставшиеся на втором плане – так сказать, в тени славных товарищей.
    Показать многоголосье, разноплановость в творчестве не только внутри одного поколения, но и в исторической перспективе – вот одна из задач, которую мы попробовали решить, вдохновляясь словами А.Т. Твардовского:
    «Война всерьез, поэзия… всерьез».
    Три поколения русской поэзии… Мы условно назвали авторов отцами, детьми и внуками. Впервые их творчество собрано и представлено столь широко и полно, объединенное общей темой – Великой Отечественной войны и памяти о ней. Хотя правильнее будет сказать – темой войны и мира. Неразрывное единство этих противоположностей пытались осмыслить поэты, а мы – собрать под одной обложкой, чтобы современники и потомки никогда не забывали опыт своих героических, многострадальных предков, защитивших не только нас, живущих сегодня в России, но и все человечество от фашизма.
    Мы бы не справились с этой работой одни – без помощи наследников авторов, писателей-подвижников, краеведов, библиотекарей и многих-многих людей, неравнодушных к русской культуре и памяти народа-победителя.
    Низкий благодарственный поклон всем соратникам.
    Дмитрий Мизгулин, Борис Лукин
  • О КНИГАХ

    ВОЙНА И МИР. Антология: Великая Отечественная война (1941–1945) в русской поэзии XX–XXI вв.
    НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ
    Издатель: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» (президент Д.А. Мизгулин)
    Идея Дмитрия Мизгулина.
    Главный редактор Б.И. Лукин
    Составители I-V кн. : Ю.П. Перминов и Б.И. Лукин.
    Составитель VI-XV кн. : Б.И. Лукин.
    В пятнадцати книгах. 

    «Война и мир» – фундаментальная антология русской поэзии в десяти книгах, посвященная подвигу народов многонационального Советского Союза в Великой Отечественной войне. В книги включены стихи, созданные не только
    в 1941–1945 годах, но и в послевоенные десятилетия XX–XXI веков.
    Данная мемориальная книга жизни народа, издающаяся в честь 70-летия Победы и памяти 75-летия начала войны, впервые столь полно представляет объединенное общей темой творчество поэтов различных поколений нашей страны.
    Большинство представленных произведений давно стали классическими, многие дождались своего часа и также войдут в сокровищницу русской литературы.
    В антологии впервые цельно прослежена работа трех поколений писателей, условно названных нами отцами, детьми и внуками. Тома составлены по возрастному принципу: в I–V книгах – творчество писателей, родившихся до 1927 года, в VI–VII – с 1927 по 1945 год, в VIII–IX – с 1946 по 1955 год, в X – после 1956 года. Для удобства поиска все авторы в каждой возрастной группе расположены по алфавиту. Неоспоримо историческое значение собранных в антологии произведений
    участников боев и тружеников тыла, чьи строки сполна оплачены кровью, слезами и потом, детей войны, переживших грозное лихолетье, внуков, в чьи судьбы война вторглась лишь эхом, но грозным эхом генетической памяти.
    Антология дополнена фотографиями поэтов и снабжена биографическими данными.

 Назаров 
 Роальд Викторович

Назаров
Роальд Викторович

Роальд Викторович Назаров (29.12.1928–07.05.2001) – писатель, поэт, драматург, переводчик. Отец – инженер-телефонщик; мать – историк-археолог. В конце 1945 г. семья вернулась в Ленинград из эвакуации. В 1953 г. Р. Назаров окончил филологический факультет ЛГУ. Печатался со студенческих лет. Творческая судьба началась с дневника, который Роальд вёл во время Великой Отечественной. Автор книг «Бескорыстие» (1987), «Пять коней» (1989), «Следы на граните» (1975), «Двое и другие» (1990), «Песочные часы» (2002) и др.

Стихи
  • Неистребимо, звонко, дерзко...
  • ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

    Оттого ль, что была война,
    По другим ли каким законам
    Целовала меня старшина
    В полевых медицинских погонах.

    Подошла среди бела дня
    (Был осенний тот день отменный!)
    И прижала к себе меня,
    Пацана в гимнастёрке военной.

    Иль за то, что весёлый смех
    Был у раненого солдата?
    Иль за то, что моложе всех,
    Приласкала как младшего брата…

    Новые комментарии

    Спасибо за публикацию. В 1979 году я встречалась с Владимиром Михайловичем,...

    Марина Жмутская Марина Жмутская 11. ноября, 2022 |

    Я очень люблю стихи Александра Люкина

    Нина Нина 31. октября, 2022 |

    К стыду своему,впервые читаю стихи этого автора.Какие они настоящие!

    Галина Галина 27. октября, 2022 |

    замечательный поэт.настоящий патриот.очень люблю его стихи.всегда читаю и храню.

    тамара тамара 27. октября, 2022 |

    Очень трогательно !!!!
    Очень красиво!!!
    Молодец папа.

    Надя фильштейн Надя фильштейн 29. сентября, 2022 |

    До слез!

    Оксана Оксана 27. сентября, 2022 |

    Но когда приблизилась к санбату
    Меченная свастикой броня,
    Ты на грохот бросилась с гранатой,
    Раненных собою заслоня.

    COM_ZOO_ANONYMOUS COM_ZOO_ANONYMOUS 17. сентября, 2022 |

    Кстати, дочь Александра Семёновича Татьяна (Танечка-плакса) живёт в Рязани и хранит не мало документов о творчестве отца.

    Екатерина Лактаева Екатерина Лактаева 15. сентября, 2022 |

    Очень рада! Ещё хотелось бы опубликовать сборник "Папины уроки". Он у нас...

    Екатерина Лактаева Екатерина Лактаева 15. сентября, 2022 |

    В личном деле Николая Николаевича Брауна, который всю войну служил в КБФ

    Ирина Ирина 08. сентября, 2022 |

    Беседа критика Вячеслава ЛЮТОГО с главным редактором и составителем антологии «Война и мир» Борисом ЛУКИНЫМ
    Верно сказал Сергей Есенин: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье». Может поэтому мне, живущему в Беларуси, показалось важным откликнуться на выход в России очередного тома антологии «Война и мир». Тем более что почти десять лет занимаются ей мои друзья-коллеги: автор идеи и президент Литературного фонда «Дорога жизни» Дмитрий Мизгулин и главный редактор-составитель антологии Борис Лукин.
    Яндекс.Метрика