Антология "Война и мир"

Самое полное собрание стихотворений о Великой Отечественной войне

ПЕСНЯ

Беспощадной войной опаленный,
в Минусинск возвращаясь назад,
восемь суток на полке вагонной
не смыкал свои очи солдат;

то о чём-то вздыхал, беспокоясь,
то писал, отвернувшись к стене,
и стремительный нес его поезд
по родной, по советской стране.

Города и поселки мелькали
и за далью терялись в дыму…
«Может, выпьешь чайку?» – предлагали
пассажиры солдату тому.

Но солдат на такие вопросы
лишь молчал да мотал головой,
да клубил без конца папиросы,
да блокнотик исписывал свой.

И соседи шептались: «не троньте,
полежит – отойдёт, ничего…

Он, видать, насмотрелся на фронте,
не тревожьте в печалях его…

Видно, сердцем горит, дорогие…»
Но дорожная жизнь – суета,
выходили одни, и другие
занимали в вагоне места.

За тайгою, вблизи Минусинска,
в тот вагон заглянул на заре
в темной свите своей украинской
старый дед – голова в серебре.

И запел, опираясь на посох,
в полный голос, чтоб слышать могли,
о кровавых невиданных росах,
что на грудь Украины легли.

В этих пальцах его узловатых,
в этом снеге его седины
узнавались и боль, и утраты –
всё безмерное горе войны.

Сквозь вагон – от скамейки к скамейке –
шел он в синем табачном дыму,
и летели рубли и копейки
в пропотевшую шапку к нему.

«Помоги…» – Он приметил солдата,
что возился с котомкой внизу.
Но ответил солдат виновато:
«Я трофеев, отец, не везу.

Разве песню?.. Сложилась впервые.
Думал долго, дорогою всей.
Да слова в ней кругом горевые,
о потерях всё больше… друзей.

Впрочем, на-ко заветный листочек,
уж прости, коли дар невелик». –
«И на этом спасибо, сыночек», –
поклонился солдату старик.

Поклонился и вышел. А следом,
подрасправив помятый погон,

никому незнаком и неведом,
и солдат тот покинул вагон.

Для него завершались походы,
он домой возвращался к труду…
Это было в конце непогоды
в сорок пятом победном году.

С той поры пролетело немало
и тревожных, и радостных лет.
А солдатская песнь кочевала,
хоть солдат потерял ее след.

Да сплетаются стежки-дорожки…
И услышал он сердце свое:
под певучие вздохи гармошки
лесорубы запели ее,

затянули – задумчиво, хором…
И она, их в полон захватив,
разносилась матуровским бором
на широкий раздольный мотив.

Говорилось в той песне печальной,
что ходила в сибирском краю,
о друзьях по тоске госпитальной,
тридцать раз погибавших в бою.

И о самом веселом, о самом,
с кем прошел он весь доблестный путь
от свирепой Свири до Петсамо.
Песня, песня, бойца не забудь!

А еще в этой памятной песне,
им когда-то рожденной на свет,
услыхал он ему неизвестный,
заключающий новый куплет, –

как на третьей на полке вагонной,
в Минусинск возвращаясь назад,
беспощадной войной опаленный,
горевал о солдате солдат.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Все сбудется – мы встретимся с тобой...

Все сбудется – мы встретимся с тобой,
Над нами вскинет парус голубой
безветренное солнечное небо.
И, радуясь блаженству тишины,

Ночной туман окутывает рощи...

Ночной туман окутывает рощи.
На блиндажи ложится лунный свет.
А там, вдали, опять зловещий росчерк
взлетающих и гаснущих ракет.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

  • ВОЙНА...ПОЭЗИЯ ВСЕРЪЁЗ

    Поэты, чьи произведения представлены в антологии, сказали свое слово не только о самой Великой Отечественной войне (1941–1945), но и о памяти этих событий в последующих поколениях. Они – люди разных возрастов и национальностей. Среди них те, чьи имена уже 70 лет связаны воедино со словом «война» на страницах учебников, и не менее значительные авторы, по воле судьбы оставшиеся на втором плане – так сказать, в тени славных товарищей.
    Показать многоголосье, разноплановость в творчестве не только внутри одного поколения, но и в исторической перспективе – вот одна из задач, которую мы попробовали решить, вдохновляясь словами А.Т. Твардовского:
    «Война всерьез, поэзия… всерьез».
    Три поколения русской поэзии… Мы условно назвали авторов отцами, детьми и внуками. Впервые их творчество собрано и представлено столь широко и полно, объединенное общей темой – Великой Отечественной войны и памяти о ней. Хотя правильнее будет сказать – темой войны и мира. Неразрывное единство этих противоположностей пытались осмыслить поэты, а мы – собрать под одной обложкой, чтобы современники и потомки никогда не забывали опыт своих героических, многострадальных предков, защитивших не только нас, живущих сегодня в России, но и все человечество от фашизма.
    Мы бы не справились с этой работой одни – без помощи наследников авторов, писателей-подвижников, краеведов, библиотекарей и многих-многих людей, неравнодушных к русской культуре и памяти народа-победителя.
    Низкий благодарственный поклон всем соратникам.
    Дмитрий Мизгулин, Борис Лукин
  • О КНИГАХ

    ВОЙНА И МИР. Антология: Великая Отечественная война (1941–1945) в русской поэзии XX–XXI вв.
    НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ
    Издатель: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» (президент Д.А. Мизгулин)
    Идея Дмитрия Мизгулина.
    Главный редактор Б.И. Лукин
    Составители I-V кн. : Ю.П. Перминов и Б.И. Лукин.
    Составитель VI-XV кн. : Б.И. Лукин.
    В пятнадцати книгах. 

    «Война и мир» – фундаментальная антология русской поэзии в десяти книгах, посвященная подвигу народов многонационального Советского Союза в Великой Отечественной войне. В книги включены стихи, созданные не только
    в 1941–1945 годах, но и в послевоенные десятилетия XX–XXI веков.
    Данная мемориальная книга жизни народа, издающаяся в честь 70-летия Победы и памяти 75-летия начала войны, впервые столь полно представляет объединенное общей темой творчество поэтов различных поколений нашей страны.
    Большинство представленных произведений давно стали классическими, многие дождались своего часа и также войдут в сокровищницу русской литературы.
    В антологии впервые цельно прослежена работа трех поколений писателей, условно названных нами отцами, детьми и внуками. Тома составлены по возрастному принципу: в I–V книгах – творчество писателей, родившихся до 1927 года, в VI–VII – с 1927 по 1945 год, в VIII–IX – с 1946 по 1955 год, в X – после 1956 года. Для удобства поиска все авторы в каждой возрастной группе расположены по алфавиту. Неоспоримо историческое значение собранных в антологии произведений
    участников боев и тружеников тыла, чьи строки сполна оплачены кровью, слезами и потом, детей войны, переживших грозное лихолетье, внуков, в чьи судьбы война вторглась лишь эхом, но грозным эхом генетической памяти.
    Антология дополнена фотографиями поэтов и снабжена биографическими данными.

 Фефер 
 Ицик

Фефер
Ицик

Ицик (Исаак Соломонович) Фефер родился в местечке Шпола Киевской губернии. Отец И. Фефера – учитель, мать – чулочница. Получил домашнее образование под руководством отца. 12-летним подростком поступил на работу в типографию. Был одним из руководителей киевской литературной группы «Поросль», в издательстве которой в 1922 г. вышел его первый сборник «Щепки». В годы Гражданской войны сражался в рядах Красной Армии, затем редактировал уездную газету. На протяжении многих лет редактировал литературно-художественные журналы на идиш и принимал активное участие в жизни писательских организаций Украины и Москвы. С 1922 по 1948 г. им написано множество стихотворений, баллад, басен, вошедших в сборники. В начале Второй мировой войны стал членом (с 1945 г. – секретарем) еврейского антифашистского комитета (ЕАК), с апреля 1942 г. – заместителем редактора издававшейся ЕАК газеты «Единение». Летом 1943 г. по поручению советского правительства вместе с С. Михоэлсом совершил поездку по США, Канаде, Мексике и Англии с целью сбора средств для Красной Армии. Арестован в 1948 г. Расстрелян 12.08.1952 вместе с приговоренными по делу ЕАК деятелями еврейской культуры СССР

Стихи
  • МЕЛЬНИЦА ВОЙНЫ
  • МОЙ ГОРОД
  • СТИХИ О МОЕМ ОТЦЕ
  • Штаб – в пыли. Дом – в пыли...
  • СОЛДАТЫ ВО РЖИ

    Дорога, родная дорога,
    Покой и дремоту гоня,
    Как хмель из кавказского рога,
    Ты медленно входишь в меня
    С душистой прохладой лесною,
    С подсолнухами у плетней,
    С задумчивой речкой степною
    И шумной паромом на ней;
    С мальчишьей футбольной площадкой
    У новых совхозных дворов,
    С могилой у лесопосадки
    И тихою грустью стогов…

    Но стоит мне в душном вагоне
    Забыться, – как цепью во ржи
    Устало идут батальоны
    И «рама» над ними кружит.

    СЕЛЕЗНЁВ МИХАИЛ

    Новые комментарии

    Стихотворение понравилось

    Super User Super User 24. сентября, 2020 |