Антология "Война и мир"

Самое полное собрание стихотворений о Великой Отечественной войне

ЗИМНЯЯ БАЛЛАДА

Ночами бродит по селениям тревога,
Оповещая замерзающих солдат,
Что, распростершись на заснеженных дорогах,
Полки немецкие разбитые лежат.

Кто нарушает их потусторонний отдых?
Кто будоражит посрамленный их привал?
С крестами грузными в крови на отворотах
Продефилировал немецкий генерал.

Полна кладбищенским молчанием округа.
Он озирается во тьме по сторонам,
Команду «смирно» пересвистывает вьюга,
К ночному смотру нарядиться мертвецам.

«В строй, черепа! Встать, мертвые, повзводно!
Колонны сдвоить!» – унтер проорал.
В завьюженной избе с печуркою холодной
Расположился спать германский генерал.

Тревожно кладбище солдатское дремало,
Одни высовывались каски из оград.
А дюжий генерал устал немало:
Он поспешал в Москву – быть первым на парад.

Весь воздух выстекленел изморозью за ночь,
Когда на выстуженной, скованной земле
Была захвачена одна из партизанок
И в генеральский штаб доставлена во мгле.

«Ну, скажем, сколько вас? Ответьте для начала,
Где ваше логово, за много ль миль и верст?»
И тихо девушка в раздумье отвечала:
«Не сосчитаете. Нас столько же, как звезд».

Под утро высилась в ненастном поднебесье
Кривая виселица, вбитая во льду.
И генерал велел ту девушку повесить,
Сначала вырезав на теле ей звезду.

Глазами тусклыми бог знает где блуждая,
Он всё высматривал, но высмотрел едва,
Где вырисовывалась грозная, седая,
Недосягаемая для него Москва.

Семь одеял его, не грея, укрывали,
Потела плешь его от бабьего платка.
– Кто завывает там? Не вьюга ли? Едва ли…
Кто разбудил его, притронувшись слегка?

Кряхтя, потягиваясь, корчась на полатях,
Фашист приглядывался к меркнувшей звезде.
– Так, значит, девушка сказала: не поймать их,
Они горстями звезд рассыпались везде…

И он откашливался: «Ладно, это вьюга», –
И хорохорился, и подавлял смешок.
А рядом патрулям, притихшим с перепуга,
Пороша сыпала снотворный порошок.

Тиха земля, мертва. Глядит на землю месяц,
Хрустит, как сахар, снег, блестит едва-едва.
А та, которую осмелились повесить,
Недосягаемая, все-таки жива.

Вот родина ее, деревни в шапках снежных,
Овраги синие, косматые леса.
Вот пробивается из-под земли подснежник,
Вот еле слышные домчались голоса.

Всё, всё повешенная чувствует и слышит:
И шепот партизан, и дальнюю весну,
И то, как генерал германский тяжко дышит,
Как на чужой земле не может он уснуть…

Встает он в егеровских вязаных кальсонах,
Приподымается и чешется сопя.
Он видел тыщи тел, снегами занесенных,
В лоскутьях краденого женского тряпья.

Мученья девушки могли б его утешить,
Он видел судорогу, подошел к ней вплоть,
И вот он чешется, всей пятернею чешет
Свою неряшливую старческую плоть.

И тень на потолке охвачена чесоткой,
Тень тоже чешется, струясь на потолке,
И вся Германия, чей сон со смертью соткан,
Расчесывает струпья где-то вдалеке…

Палач натягивает лихо портупею,
Потом напяливает каску – и на двор,
И у калитки ждет, зажмурясь и тупея, –
Что там метет всю ночь, чей слышен разговор?

И различает он в потемках понемногу
Простую девушку, закутанную тьмой.
Не преградила ли она в Москву дорогу?
Не преграждает ли дороги и домой?

Снег повенчал ее с самим бессмертьем за ночь.
И, вся заиндевев в серебряной фате,
Простая девушка, одна из партизанок,
Недосягаемая, ждет на высоте.

«В строй, черепа! Встать, мертвые, поротно!
Колонны сдвоить!» – каркает пурга.
Германский генерал во всей красе добротной
На этот тихий снег глядит, как на врага.

И чует генерал, что срок уже недолог,
Что партизан в лесах не менее, чем звезд.
И выстрел щелкает из-за мохнатых елок,
И наземь валится фашист во весь свой рост.

«В строй, черепа! Встать, мертвые…» – и будто:
«Колонны сдвоить!» – вновь повторено.
Но генерал, как тюк, упал на первопуток,
Он хриплых окриков не слышит всё равно.

Ночами бродит затаенная тревога,
Наперебой оповещая рубежи,
Что, распростершись на заснеженных дорогах,
Сам генерал с солдатами лежит.

В Москве не быть ему, не знать ее вовеки.
Взамен Москвы – могила и пурга.
И в первый день весны разлившиеся реки
Из ямы вымоют замерзший труп врага.

Перевод П. Антокольского
1942
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

КУСОК МЫЛА

Не в этом ли сгустке – плоть сына ее? –
Мерещится матери сквозь забытье:
Так вот он, найденыш, родное дитя!
Вся в струнку, суставами глухо хрустя

Вагоны, лязгая, ползли неторопливо...

Вагоны, лязгая, ползли неторопливо,
Сыпнотифозное баюкая дитя,
И ветры, воем душу отводя,
Шли плакальщиками вблизи локомотива.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

  • ВОЙНА...ПОЭЗИЯ ВСЕРЪЁЗ

    Поэты, чьи произведения представлены в антологии, сказали свое слово не только о самой Великой Отечественной войне (1941–1945), но и о памяти этих событий в последующих поколениях. Они – люди разных возрастов и национальностей. Среди них те, чьи имена уже 70 лет связаны воедино со словом «война» на страницах учебников, и не менее значительные авторы, по воле судьбы оставшиеся на втором плане – так сказать, в тени славных товарищей.
    Показать многоголосье, разноплановость в творчестве не только внутри одного поколения, но и в исторической перспективе – вот одна из задач, которую мы попробовали решить, вдохновляясь словами А.Т. Твардовского:
    «Война всерьез, поэзия… всерьез».
    Три поколения русской поэзии… Мы условно назвали авторов отцами, детьми и внуками. Впервые их творчество собрано и представлено столь широко и полно, объединенное общей темой – Великой Отечественной войны и памяти о ней. Хотя правильнее будет сказать – темой войны и мира. Неразрывное единство этих противоположностей пытались осмыслить поэты, а мы – собрать под одной обложкой, чтобы современники и потомки никогда не забывали опыт своих героических, многострадальных предков, защитивших не только нас, живущих сегодня в России, но и все человечество от фашизма.
    Мы бы не справились с этой работой одни – без помощи наследников авторов, писателей-подвижников, краеведов, библиотекарей и многих-многих людей, неравнодушных к русской культуре и памяти народа-победителя.
    Низкий благодарственный поклон всем соратникам.
    Дмитрий Мизгулин, Борис Лукин
  • О КНИГАХ

    ВОЙНА И МИР. Антология: Великая Отечественная война (1941–1945) в русской поэзии XX–XXI вв.
    НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ
    Издатель: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» (президент Д.А. Мизгулин)
    Идея Дмитрия Мизгулина.
    Главный редактор Б.И. Лукин
    Составители I-V кн. : Ю.П. Перминов и Б.И. Лукин.
    Составитель VI-XV кн. : Б.И. Лукин.
    В пятнадцати книгах. 

    «Война и мир» – фундаментальная антология русской поэзии в десяти книгах, посвященная подвигу народов многонационального Советского Союза в Великой Отечественной войне. В книги включены стихи, созданные не только
    в 1941–1945 годах, но и в послевоенные десятилетия XX–XXI веков.
    Данная мемориальная книга жизни народа, издающаяся в честь 70-летия Победы и памяти 75-летия начала войны, впервые столь полно представляет объединенное общей темой творчество поэтов различных поколений нашей страны.
    Большинство представленных произведений давно стали классическими, многие дождались своего часа и также войдут в сокровищницу русской литературы.
    В антологии впервые цельно прослежена работа трех поколений писателей, условно названных нами отцами, детьми и внуками. Тома составлены по возрастному принципу: в I–V книгах – творчество писателей, родившихся до 1927 года, в VI–VII – с 1927 по 1945 год, в VIII–IX – с 1946 по 1955 год, в X – после 1956 года. Для удобства поиска все авторы в каждой возрастной группе расположены по алфавиту. Неоспоримо историческое значение собранных в антологии произведений
    участников боев и тружеников тыла, чьи строки сполна оплачены кровью, слезами и потом, детей войны, переживших грозное лихолетье, внуков, в чьи судьбы война вторглась лишь эхом, но грозным эхом генетической памяти.
    Антология дополнена фотографиями поэтов и снабжена биографическими данными.

 Аврутин 
 Анатолий Юрьевич

Аврутин
Анатолий Юрьевич

Анатолий Юрьевич Аврутин родился 03.07.1948 в Минске, где живёт и сейчас. Сын фронтовика. Окончил исторический факультет Белорусского университета. Работал слесареминструментальщиком в Минском вагонном депо, педагогом-организатором в домоуправлении № 2 Белорусской железной дороги, литконсультантом газеты «Железнодорожник Белоруссии», при которой 10 лет (1974–1984) руководил литературным объединением «Магистраль». Позднее – литературный редактор журнала «Служба быту Беларусі», главный редактор журнала «Личная жизнь», обозреватель по вопросам культуры
газеты «Советская Белоруссия», первый заместитель главного редактора газеты «Белоруссия», главный редактор журнала «Немига литературная». Дебютировал 18.02.1973 на страницах газеты «Железнодорожник Белоруссии». Автор более 20 поэтических сборников, изданных в России, Беларуси, Германии и Канаде, двухтомника избранных произведений «Времена», двух книг очерков, а также научно-популярной брошюры «Любовные снадобья». Переводит стихи с белорусского и других языков. Составитель антологии «Современная русская поэзия Беларуси» (2003). Печатается также под псевдонимом А. Юрьев. Имя «Поэт Анатолий Аврутин» в 2011 г. присвоено звезде в созвездии Рака.

Стихи
  • АВТОБУС В ПЯТЬДЕСЯТ ЧЕТВЁРТОМ
  • В сорок пятом...
  • ГОЛОДУХА
  • ГРУШЕВКА
  • Меня учили люди умные...
  • Погоди, не умирай, слышишь, дядя Гриша?!
  • Привыкнуть засыпать среди войны...
  • Щенят собрал хозяин неторопко...
  • – Я з Крыніц… Жыва пакуль*…
  • ЗНАМЯ

    Если вышел ты на поле боя,
    Где б ты ни был, близко ль, далеко,
    Помни – знамя реет над тобою
    И в твоих руках его древко.

    Неспроста оно тебе досталось, –
    Честь большая Родиной дана.
    Если дрогнул ты хотя бы малость,
    Это сразу чувствует она.

    Будь же матери своей достоин,
    За нее на битву выходя.
    Доблесть предков, слава предков, воин,
    Сам Суворов смотрит на тебя!

    Бей в упор, бери врага за горло!
    Знамя славы озарит чело…
    Это Родина твоя простерла
    Гордое орлиное крыло.

    Это ласка и любовь Отчизны.
    Если хочешь ею быть любим,
    Расставайся с кровью, даже с жизнью,
    Только не со знаменем своим!

    1943

    Новые комментарии

    Потрясающее стихотворение!

    Оксана Оксана 18. августа, 2022 |

    Извините, а в каком источнике указано, что Николай Браун в годы ВОВ служил во флоте?

    Андрей Геннадьевич Андрей Геннадьевич 15. августа, 2022 |

    Замечательные стихи нашего Белогорского поэта,писателя и журналиста...

    Ольга Ольга 07. августа, 2022 |

    "В 1943 г. был призван в ряды Советской армии. Служил в г. Алексине Тульской...

    Андрей Геннадьевич Андрей Геннадьевич 05. августа, 2022 |

    К сожалению, для благозвучности певцы сейчас поют "бьются волны НА борт корабля". С точки зрения русского языка - глупость.

    Виктор Виктор 31. июля, 2022 |

    Интересно,где улица его имени.

    COM_ZOO_ANONYMOUS COM_ZOO_ANONYMOUS 28. июля, 2022 |

    Молодой, но сильный! Сумел оставит свое имя навсегда в истории страны....

    COM_ZOO_ANONYMOUS COM_ZOO_ANONYMOUS 25. июля, 2022 |

    Спасибо за душевную поэзию.
    Я подруга Наташи Панченко.

    Татьяна Клецко Татьяна Клецко 11. июля, 2022 |

    Хотелось бы узнать в каком году написаны слова к песне "Крымская партизанская"

    Елена Елена 04. июля, 2022 |

    Что же случилось? Что заставило еврея переехать жить в страну, народ...

    Ольга Ольга 02. июля, 2022 |

    Верно сказал Сергей Есенин: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянье». Может поэтому мне, живущему в Беларуси, показалось важным откликнуться на выход в России очередного тома антологии «Война и мир». Тем более что почти десять лет занимаются ей мои друзья-коллеги: автор идеи и президент Литературного фонда «Дорога жизни» Дмитрий Мизгулин и главный редактор-составитель антологии Борис Лукин.
    Впервые я услышал об идее выпуска в свет такого уникальнейшего издания от его будущего составителя, замечательного поэта и критика Бориса Лукина, когда он на пару деньков завернул ко мне в Минск. Основной целью их с женой Галиной приезда было присутствие на проходивших тогда в Минске соревнованиях по водному поло среди юношеских команд, где блистал совсем не детским мастерством их старший сын Ваня… «Поболеть» приехали…
    Яндекс.Метрика