Антология "Война и мир"

Самое полное собрание стихотворений о Великой Отечественной войне

Стихи: Победа

А 9 мая ты вспомнишь меня… Автор БОТВИННИК СЕМЁН

  • А 9 мая ты вспомнишь меня…
    Пусть забыла совсем, но 9 мая

    В ликованье и скорби победного дня
    Между нами дорога проляжет прямая…

В ДЕНЬ ПОБЕДЫ Автор АЗАРИН ВЛАДИМИР

  • Мир еще не знал таких сражений.
    Мы у всей планеты на виду
    Испытали горечь отступлений
    В сорок первом яростном году.

В ТЕ ДНИ Автор ТАРБА ИВАН

  • Кружится пепел, точно стая галок.
    Берлин горит, и вот уже в ночи
    Стоит Рейхстаг угрюмо, как огарок
    Почти погаснувшей свечи.

Венчал салют победную весну... Автор БЕДНЯЕВ ГЕННАДИЙ

  • Венчал салют победную весну.
    А победителей ждала анкета.
    И с горечью писал я: «Был в плену…»
    Не мог, не смел я умолчать про это.

ВЕРНУЛСЯ Автор БАРТО АГНИЯ

  • Мы папу не видели
    Очень давно,
    С тех пор
    Как на улицах
    Стало темно…

ВОЗВРАЩЕНИЕ Автор ГРИГОРЬЕВ ИГОРЬ

  • Поклонился деревне
    Победитель Берлина.
    Небо, крыши, деревья
    Приветствуют сына.

ГОД 1945 Автор МИЛЬЧАКОВ АЛЕКСЕЙ

  • О счастье победы! Он вскоре,
    Свое обгоняя письмо,
    Домой мчался в поезде скором,
    Уставясь, как мальчик, в окно.

ГРОМ ПОБЕДЫ Автор МИТАРОВ БАГАУТДИН

  • О, пусть раздастся гром победы!
    Хочу приблизить этот час.
    По белому большому свету
    Так много нас, так много нас.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ Автор ВОЛЧОК ЮРИЙ

  • Я помню ночь – победный сорок пятый,
    Вбежал в казарму ротный старшина
    И закричал: «Подъем! Вставай, ребята!
    Довольно спать, закончилась война!»

ДОМОЙ Автор ГОРДЕЕВ СЕМЕН

  • Вот и сбылось, о чем мечталось,
    Что согревало нам сердца.
    Бежит состав, уже осталось
    Полкилометра до конца.

ИЗ БОЯ В МИР Автор АЛЕКСАНДРОВ АНАТОЛИЙ

  • Вот она правда – шли мы
    От света и от тепла.
    Шли мы, огнём косимы,
    Туда, где беда была.

КОНЕЦ! Автор ГРИБАЧЕВ НИКОЛАЙ

  • Какой-то ездовой сказал,
    Что всё, что нет войны.
    И, словно пьяный, поскакал
    По камням с крутизны.

ЛИЦОМ К ПОБЕДЕ Автор ПЕТРУХИН ИВАН

  • С военным грузом на плечах.
    В поту до мыла.
    И тяжелел за шагом шаг,
    А вьюга выла.

НА ПУТИ К ПОБЕДЕ Автор АФАНАСЬЕВ АНАТОЛИЙ

  • Мы в битву шли, судьбу деля,
    Первопроходцами возмездья:
    Была крест-накрест вся земля
    В патронташах дорог железных.

ОРДЕНА Автор АЛЕКСАНДРОВ АЛЕКСАНДР

  • …Я слышу в их напевном звоне
    Команду «смирно!» на перроне
    И поцелуя горький всхлип,
    И рвущий сердце женский крик,

ОТВЕТ СЫНУ Автор АНТОНОВ ИВАН

  • А солдаты на фронте плакали?
    Вопрос сына
    В бою солдатам не до слез.
    Они их в сердце где-то прячут.

ПАМЯТИ ДРУГА Автор АХМАТОВА АННА

  • И в День Победы, нежный и туманный,
    Когда заря, как зарево, красна,
    Вдовою у могилы безымянной
    Хлопочет запоздалая весна.

ПЕРВАЯ ТИШИНА Автор БОРИСОВ ИСААК

  • И была тишина.
    Мы могли
    на руках ее взвесить.
    И такая была тишина,

ПЕРЕД ПАРАДОМ ПОБЕДЫ Автор МЕЛЬНИКОВ ЮРИЙ

  • Я тыщу верст пешком протопал,
    Чтоб снова встретиться с Москвой,
    А перед встречей пыль Европы
    Оставил в бане фронотовой.

ПОБЕДА Автор БОБРОВ ВЛАДИМИР

  • Был я там, где рвались мины,
    Слышал рядом свист свинца.
    Долю фронтовой судьбины
    Честно вынес до конца.

[12  >>  
  • ВОЙНА...ПОЭЗИЯ ВСЕРЪЁЗ

    Поэты, чьи произведения представлены в антологии, сказали свое слово не только о самой Великой Отечественной войне (1941–1945), но и о памяти этих событий в последующих поколениях. Они – люди разных возрастов и национальностей. Среди них те, чьи имена уже 70 лет связаны воедино со словом «война» на страницах учебников, и не менее значительные авторы, по воле судьбы оставшиеся на втором плане – так сказать, в тени славных товарищей.
    Показать многоголосье, разноплановость в творчестве не только внутри одного поколения, но и в исторической перспективе – вот одна из задач, которую мы попробовали решить, вдохновляясь словами А.Т. Твардовского:
    «Война всерьез, поэзия… всерьез».
    Три поколения русской поэзии… Мы условно назвали авторов отцами, детьми и внуками. Впервые их творчество собрано и представлено столь широко и полно, объединенное общей темой – Великой Отечественной войны и памяти о ней. Хотя правильнее будет сказать – темой войны и мира. Неразрывное единство этих противоположностей пытались осмыслить поэты, а мы – собрать под одной обложкой, чтобы современники и потомки никогда не забывали опыт своих героических, многострадальных предков, защитивших не только нас, живущих сегодня в России, но и все человечество от фашизма.
    Мы бы не справились с этой работой одни – без помощи наследников авторов, писателей-подвижников, краеведов, библиотекарей и многих-многих людей, неравнодушных к русской культуре и памяти народа-победителя.
    Низкий благодарственный поклон всем соратникам.
    Дмитрий Мизгулин, Борис Лукин
  • О КНИГАХ

    ВОЙНА И МИР. Антология: Великая Отечественная война (1941–1945) в русской поэзии XX–XXI вв.
    НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ
    Издатель: ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОНД «ДОРОГА ЖИЗНИ» (президент Д.А. Мизгулин)
    Идея Дмитрия Мизгулина.
    Главный редактор Б.И. Лукин
    Составители I-V кн. : Ю.П. Перминов и Б.И. Лукин.
    Составитель VI-XV кн. : Б.И. Лукин.
    В пятнадцати книгах. 

    «Война и мир» – фундаментальная антология русской поэзии в десяти книгах, посвященная подвигу народов многонационального Советского Союза в Великой Отечественной войне. В книги включены стихи, созданные не только
    в 1941–1945 годах, но и в послевоенные десятилетия XX–XXI веков.
    Данная мемориальная книга жизни народа, издающаяся в честь 70-летия Победы и памяти 75-летия начала войны, впервые столь полно представляет объединенное общей темой творчество поэтов различных поколений нашей страны.
    Большинство представленных произведений давно стали классическими, многие дождались своего часа и также войдут в сокровищницу русской литературы.
    В антологии впервые цельно прослежена работа трех поколений писателей, условно названных нами отцами, детьми и внуками. Тома составлены по возрастному принципу: в I–V книгах – творчество писателей, родившихся до 1927 года, в VI–VII – с 1927 по 1945 год, в VIII–IX – с 1946 по 1955 год, в X – после 1956 года. Для удобства поиска все авторы в каждой возрастной группе расположены по алфавиту. Неоспоримо историческое значение собранных в антологии произведений
    участников боев и тружеников тыла, чьи строки сполна оплачены кровью, слезами и потом, детей войны, переживших грозное лихолетье, внуков, в чьи судьбы война вторглась лишь эхом, но грозным эхом генетической памяти.
    Антология дополнена фотографиями поэтов и снабжена биографическими данными.

 Сысолятин 
 Геннадий Филимонович

Сысолятин
Геннадий Филимонович

Геннадий Филимонович Сысолятин родился 11.10.1922 в с. Окунево Тюменской обл. В возрасте восьми лет вместе с матерью был выслан в Сибирь и вскоре остался круглым сиротой. После окончания Минусинской средней школы и педучилища работал учителем в Алтайском р-не Хакасии. В начале войны добровольцем ушел на фронт, после артучилища воевал, в одном из боев получил тяжелое ранение. Награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени, медалями. После войны занялся журналистикой, в печати появились первые его стихи. В 50–60-е гг. активно участвовал в становлении хакасской литературы, выступал как переводчик. Умер в Абакане 10.12.2003. Стихи
  • Запахло дымом горьковатым...
  • МИНОМЕТ НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ
  • ПЕРЕД БОЕМ
  • СОЛОВЬИ

    О мертвых мы поговорим потом.
    Смерть на войне обычна и сурова.
    И все-таки мы воздух ловим ртом
    При гибели товарищей. Ни слова
    Не говорим. Не поднимая глаз,
    В сырой земле выкапываем яму.
    Мир груб и прост. Сердца сгорели. В нас
    Остался только пепел, да упрямо
    Обветренные скулы сведены.
    Трёхсотпятидесятый день войны.
    Еще рассвет по листьям не дрожал,
    И для острастки били пулеметы…
    Вот это место. Здесь он умирал –
    Товарищ мой из пулеметной роты.
    Тут бесполезно было звать врачей,
    Не дотянул бы он и до рассвета.
    Он не нуждался в помощи ничьей.
    Он умирал. И, понимая это,
    Смотрел на нас, и молча ждал конца,
    И как-то улыбался неумело.
    Загар сначала отошел с лица,
    Потом оно, темнея, каменело.
    Ну, стой и жди. Застынь. Оцепеней.
    Запри все чувства сразу на защелку.
    Вот тут и появился соловей,
    Несмело и томительно защелкал.
    Потом сильней, входя в горячий пыл,
    Как будто настежь вырвавшись из плена,
    Как будто сразу обо всем забыл,
    Высвистывая тонкие колена.
    Мир раскрывался. Набухал росой.
    Как будто бы еще едва означась.
    Здесь рядом с нами возникал другой
    В каком-то новом сочетанье качеств.
    Как время, по траншеям тек песок.
    К воде тянулись корни у обрыва.
    И ландыш, приподнявшись на носок,
    Заглядывал в воронку от разрыва.
    Еще минута. Задымит сирень
    Клубами фиолетового дыма.
    Она пришла обескуражить день.
    Она везде. Она непроходима.
    Еще мгновенье. Перекосит рот
    От сердце раздирающего крика…
    Но успокойся, посмотри: цветет,
    Цветет на минном поле земляника.
    Лесная яблонь осыпает цвет.
    Пропитан воздух ландышем и мятой…
    А соловей свистит. Ему в ответ
    Еще второй, еще – четвертый, пятый.
    Звенят стрижи. Малиновки поют.
    И где-то возле, где-то рядом, рядом
    Раскидан настороженный уют
    Тяжелым громыхающим снарядом.
    А мир гремит на сотни верст окрест,
    Как будто смерти не бывало места,
    Шумит неумолкающий оркестр,
    И нет преград для этого оркестра.
    Весь этот лес листом и корнем каждым,
    Ни капли не сочувствуя беде,
    С невероятной, яростною жаждой
    Тянулся к солнцу, к жизни и к воде.
    Да, это жизнь. Ее живые звенья,
    Ее крутой, бурлящий водоем.
    Мы, кажется, забыли на мгновенье
    О друге умирающем своем.
    Горячий луч последнего рассвета
    Едва коснулся острого лица.
    Он умирал. И, понимая это,
    Смотрел на нас и молча ждал конца.
    Нелепа смерть. Она глупа. Тем боле
    Когда он, руки разбросав свои,
    Сказал: «Ребята, напишите Поле:
    У нас сегодня пели соловьи».
    И сразу канул в омут тишины
    Трёхсотпятидесятый день войны.
    Он не дожил, не долюбил, не дóпил,
    Не доучился, книг не дочитал.
    Я был с ним рядом. Я в одном окопе,
    Как он о Поле, о тебе мечтал.
    И может быть, в песке, в размытой глине,
    Захлебываясь в собственной крови,
    Скажу: «Ребята, дайте знать Ирине:
    У нас сегодня пели соловьи».
    И полетит письмо из этих мест
    Туда, в Москву, на Зубовский проезд.
    Пусть даже так. Потом просохнут слезы,
    И не со мной, так с кем-нибудь вдвоем
    У той поджигородовской* березы
    Ты всмотришься в зеленый водоем.
    Пусть даже так. Потом родятся дети
    Для подвигов, для песен, для любви.
    Пусть их разбудят рано на рассвете
    Томительные наши соловьи.
    Пусть им навстречу солнце зноем брызнет
    И облака потянутся гуртом.
    Я славлю смерть во имя нашей жизни.
    О мертвых мы поговорим потом.

    * Поджигородово – деревня в Клинском р-не Московской обл.

    1942
    Мы – земляки с Борисом Ивановичем Лукиным, поэтом, эссеистом, переводчиком, антологистом, организатором фестиваля современной литературы, театра и кино «Наше время». Три десятка лет назад он перебрался в Москву. Знакомство наше случилось в день презентации его проекта (Антология современной литературы России «Наше время») в Нижнем Новгороде, в старом здании Союза писателей на улице Минина. Мы сразу почувствовали человеческое и творческое единство.
    Накануне Нового года в Мурманск приезжал замечательный русский поэт и прозаик из Москвы, автор-составитель антологий «Наше время» и «Война и мир» Борис Лукин. Приезжал по делу. О поездке, о том, над чем он работал в Мурманской областной научной библиотеке, о его антологиях мы и поговорили. Беседовали на ты, потому как давно друг друга знаем, дружим.