ТАБАК

Дело моё было табак.
Не знаю, кто продал меня.
Скрутили руки и били так,
что лопалась кожа ремня.
Часа два меня пытали: зачем,
кому табак воровал?
Зубы сцепив на своём плече,
в беспамятстве я молчал...
Наш комендант был великий знаток
по части табачных дел.
Построил теплицу, подвёл к ней ток,
каждому дал надел –
два ряда ростков.
Вирджинский* табак.
Лучше нет табака!
Я, перед тем как идти в барак,
тайком срывал два листка.
Не для себя – я тогда не курил.
Спал рядом на нарах сосед,
матрос-черноморец.
Я имя забыл,
прошло ведь немало лет.
Он гладил меня заскорузлой рукой,
шептал: «Спасибо, сынок».
А мне казалось, то батя мой
в кулак пускает дымок.
Не мог же я вахманам** выдать его!
Он взрослый, а я пацан.
Пусть, сволочи, бьют,
стерплю, ничего.
Ведь я защищаю отца!
...Очнулся в бараке.
Плыл потолок.
Ко мне наклонился сосед
и глухо сказал: «Покури, браток.
Конфет, понимаешь, нет...»

* Вирджинский табак – самый распространённый сорт, присутствующий в составе практически
каждой трубочной смеси.
** Ва́хман – охранник в фашистских концлагерях.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

БАЛЛАДА О ЛЖЕПРОРОКЕ

Базар енакиевский*. Год 46-й.
Базар кричит, волнуется, хохочет –
на крышу залетел горластый кочет,
его достать пытаются шестом.

ПРАЗДНИКИ

Надрывается репродуктор
голосами торжественными разными.
А за окнами – солнечное утро,
нарядное, как сам праздник.

ХЛЕБ

Когда фашист бывал хмельным,
ему хотелось развлекаться.
Мы по приказу шли за ним –
в который раз! – по аппельплацу*.

СОБАКА

У коменданта была привязанность к догам.
И был экземпляр – на голову выше всех.
Даже эсэсовцы боялись собачьего бога.
И вот этот зверь шагнул величаво на снег...

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.