РАЗГОВОР О СЕРДЦЕ

Пол под ступнями мертвецки холоден.
Голый стою. И не греет стыд.
В белом тазу перезрелым желудем
Сердце мое лежит.

Я и не слышал, когда его вынули.
Сухо чернеет в груди дыра.
Ноги уже обметало инеем.
Не заморозьте меня, доктора!

Ах, для чего рассекаете сердце?
Я бы и сам рассказал о нем.
Левый желудочек, можете свериться,
До пузырей обожжен огнем.

Хуже нет бомбы визжания близкого,
Врезалось в память больней всего:
Страх мое тело к земле притискивал,
А та отталкивала его.


Матерью я почитал ее с детства,
В горе и радости к ней припадал.
Что же в тот час отказала в соседстве?
Не оттого ли, что Гатчину сдал?

Уж Ленинград окольцован заревом,
И довелось под Дубровкой мне
Призрачный жир из копыта вываривать,
Черный картофель печь по весне.

Не доконала блокада адова.
То ль не пыталась вышибить жизнь:
Ребра солдату голод обгладывал
И по-за ребрами сердце грыз.

Хватит на прошлое память науськивать!
Выстоял, выжил – что вспоминать!
Сколько земля моя вынесла русская,
Можно по сердцу солдата узнать.

Воину русскому есть ли в чем каяться?
Разве что сменит пред боем белье.
Жадность и подлость его не касаются.
Не захватайте сердце мое!

Что в нем, всегда беспокойном, ни скопится,
Мне за него не придется краснеть.
…Ах, это сон лишь? А сердце колотится,
Видно, ему нелегко и во сне.

5.0/5 оценка (2 голосов)

Другие произведения автора

ВЗЯТИЕ ВЫСОТЫ

Как было? А было все буднично просто:
Рванулась пехота, согнувшись вполроста,
И криком «ура» распечатало рты,
И по снегу – зеленью – враг с высоты

КАК ПОБЕЖДАЮТ СМЕРТЬ

Не знаю, что такое с ним
Стряслось в начале той атаки:
Мы кинулись в огонь и дым,
А он остался в буераке.

В ПРИФРОНТОВОМ ЛЕСУ

Июньский день, до одури прогретый.
Прифронтового леса полоса.
Беспечно воспевающие лето,
Нас окружали птичьи голоса.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика