ВОР

Зимой сорок третьего года
видала своими глазами,
как вор воровал на базаре
говяжьего мяса кусок –
граммов семьсот с костью.
Он сделал один бросок
и, щёлкнув голодной пастью,
вцепился зубами в мякоть
и стал удирать и плакать.

Караул! Моё мясо украли! –
вопить начала торговка,
на воре сплелась верёвка,
огрели его дубиной,
поддели его крюком,
дали в живот сапогом,
схватили его за глотку,
а он терзал и заглатывал
кровавый кусок коровы.

Тут подоспел патруль
и крикнул торговкам:
– Сволочи!
Вас и повесить мало!
Дайте ребёнку сала!
Выпучив лютый взгляд,
оторопела свора
и разглядела вора:
вор на карачках ползал,
лет ему было десять,
десять или двенадцать,
слёзы его и сопли
красного были цвета.
Бабы перекрестились:
– Господи Иисусе,
зверость на нас нашла! –
Стали сморкаться, плакать,
вору совать капусту,
луковицу, морковку,
круг молока замороженного.
Но вор ничего не взял,
только скулил, скулил,
только терзал, терзал
кровавый кусок коровы.

Зимний пылал закат,
когда его уводили
в патрульную караулку.
Он выбросил кость на дороге,
её подняла торговка
и прилепила к мясу,
которое продала, –
кость была мозговая!
Кушайте на здоровье...

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

СТАРОЕ КИНО

В старых фильмах – наивные люди,
В старых фильмах – наивные власти,
Представленья наивны о блуде,
Представленья наивны о страсти.

Я вас люблю, как любят всё, что мимо...

Я вас люблю, как любят всё, что мимо
Промчалось, не убив, когда могло.
Я вас люблю и вами я любима
За то, что не убили, а могли...

Мы?.. Гитлеру?.. Равны?..

Мы?.. Гитлеру?.. Равны?..
Да он – родной ваш папа!
Теперь вы влюблены
В культурный слой гестапо.

ВОСПОМИНАНИЕ

Из горящего поезда на траву
Выбрасывали детей.
Я плыла по кровавому, скользкому рву
Человеческих внутренностей, костей...

ПОСЛЕ ВОЙНЫ

В развалинах мерцает огонёк,
Там кто-то жив, зажав огонь зубами,
И нет войны, и мы идём из бани,
И мир пригож, и путь мой так далёк!..

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика