ГУЛЯНКА

Сколько в жизни было дней суровых,
Сколько было горьких дней в судьбе…
Я запомнил, как гуляли вдовы,
Собираясь в чьей-нибудь избе.

Прел на печке чугунок картошки,
А картошка в кольца пар вила.
И от пара плакали окошки,
Глядя в ночь на улицу села.

Доставали бабы по чекушке,
С бедною закуской узелки,
Наливали помаленьку в кружки –
И как будто не было тоски,

Не было войны с её слезами
И ночей холодных без утех.
И светлели женщины глазами,
И звучал весёлый женский смех.

За столом солдатки забывали
Про войну, как про кошмарный сон,
Пели песни, даже танцевали
Под шипучий старый патефон.

А потом вдруг прорывался кто-то
Через женский неумолчный гам:
– Хватит, бабы! Завтра на работу.
Расходиться надо по домам.

И надев свои фуфайки снова
В чьей-нибудь натопленной избе,
Уходили пьяненькие вдовы
Тихо в одиночество к себе.

Их следы терялись на дорожках:
По селу позёмку ветер нёс.
И цвели цветами на окошках
Капельки замёрзших ночью слёз.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

КОСТЫЛЬ

Лето выдалось ветреным, тёплым
И гоняло над пашнями пыль.
Подарил мне костыль дядя Стёпа,
Настоящий военный костыль.

МОЁ ДЕТСТВО

Я не держал в своих руках винтовки,
Когда во мне к врагам кипела злость,
Но похлебать во дни войны «мурцóвки»*
И мне по полной мерке довелось.

МАМИН ХЛЕБ

Господи, как время пробежало,
И какой прошёл я долгий путь!
Времени безжалостное жало
Мне с утра сегодня колет грудь.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.