ПЕРВЫЙ ДЕНЬ МОЕЙ ВОЙНЫ…

Первый день моей войны –
В сорок первом, под Смоленском,
В артдивизионе Н-ском,
Вижу не со стороны.

Луг, расчерченный стволами
Пушек, бьющих в небосклон
Так, что словно он гвоздями
К горизонту пригвожден.

Ну, а враг палит по мне.
Небо кажется с овчинку,
Жизнь солдатская – с лучинку
В том грохочущем огне.

Взрывом черные ряды
Поднимают землю дыбом.
Дышит ртом, подобно рыбам,
Выброшенным из воды.

Но, как за день до войны –
Не поздней ничуть, не ране, –
Солнце, словно на экране,
Всходит с правой стороны.

Не взошло еще, а всходит
Над землей. Взойдет сейчас.
А уж силы на исходе,
На счету боезапас.

Но на смертном рубеже
Всё ж стоим мы неклонливо,
Хоть и нет уже комдива,
Комиссара нет уже.

Принимаю смерть в бою.
Но и гибель принимаю,
Одного не понимаю
Я у смерти на краю:

Почему весь день, до края,
Посреди родной страны
Солнце, на землю взирая,
Смотрит с правой стороны?

Или сотни душ и тел,
На огне распятых этом, –
Дело часа? И с рассвета
Час всего лишь пролетел?..

А уж небо – всё в огне,
Над землею – дыма полог…
Если так, то как он долог,
Час единый на войне!

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

7 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

Дай же мне, память, воочью и прямо
Снова увидеть тот памятный час!
…Падая тихо на древний камень,
Вьются снежинки между штыками.

Кто скажет нам, что слишком мы жестоки?

Кто скажет нам, что слишком мы жестоки?
Взгляни – дымятся головни пожарищ.
И угли не остыли. Горький пепел
Лежит на месте мирного селенья.

ПОДАРКИ ТЫЛА

Не от коптилки, не от печки жарко
В завьюженной землянке старшины:
Сегодня здесь вручают нам подарки –
Привет с родной далекой стороны.

ПРИ ШТУРМЕ КЁНИГСБЕРГА

Была земля от бомб рябою,
Был воздух рваный и рябой.
И Кёнигсберг средь поля боя
Кромешный ад являл собой.

ПЕРЕД АТАКОЙ

Опять звучит сигнал ночной тревоги.
Орудья бьют, – как видно, до утра.
И за рокадой*, вдоль ничьей дороги,
Пылают, словно свечи, хутора.

НА ЧУЖОЙ ЗЕМЛЕ

Стрела на перекрестке – «Гутенштадт».
«Хороший город», – переводит кто-то.
«Хороший?» – «Вот как!» – Головни чадят.
Горят в ночи жилища гордых готов.

РАНЕНИЕ

Раздался треск, как будто раскололи
Стальной орех, – посыпалась лузга.
И – в первый миг – ни страха и ни боли,
Лишь подломилась в голени нога.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.