ПРИ ШТУРМЕ КЁНИГСБЕРГА

Была земля от бомб рябою,
Был воздух рваный и рябой.
И Кёнигсберг средь поля боя
Кромешный ад являл собой.

Как дико вырубленный бор.
И лишь старинный кафедральный,
Кренясь, стоял еще собор.

Но в том огне, как в преисподней,
Где всё сметал гремевший вал,
И этот древний дом господний
Последний срок свой доживал.

Расселись стены старой кладки,
И нам виднелись сквозь пролом
В седой стене, как в щель палатки,
Пе-2*, летевшие углом.

Трубил архангел. И, как палка,
С хоров сметенная огнем,
Пробивши пол, торчала балка
Наклонно перед алтарем.

А тут же рядом, под стеною –
От балки там какой-то шаг, –
Под легкой крышей навесною
Белел за домом саркофаг.

На плитке, к небу обращенной,
Гласила готики строка:
Здесь Кант Иммануил, ученый,
Обрел покой свой на века.

И было странно убедиться
Нам, чуть не весь прошедшим свет,
Что есть еще и та гробница
И что на ней царапин нет.

Среди камней, огня и дыма,
Что, как стена, вздымались ввысь,
Тот вид ее необходимо
Внушал несуетную мысль.

О том – и в этом нету дива, –
Что наша сила против зла
Была страшна, но справедлива
И вовсе не была слепа.

* Советский пикирующий бомбардировщик времен Второй мировой войны.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ МОЕЙ ВОЙНЫ…

Первый день моей войны –
В сорок первом, под Смоленском,
В артдивизионе Н-ском,
Вижу не со стороны.

7 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

Дай же мне, память, воочью и прямо
Снова увидеть тот памятный час!
…Падая тихо на древний камень,
Вьются снежинки между штыками.

НА ЧУЖОЙ ЗЕМЛЕ

Стрела на перекрестке – «Гутенштадт».
«Хороший город», – переводит кто-то.
«Хороший?» – «Вот как!» – Головни чадят.
Горят в ночи жилища гордых готов.

Кто скажет нам, что слишком мы жестоки?

Кто скажет нам, что слишком мы жестоки?
Взгляни – дымятся головни пожарищ.
И угли не остыли. Горький пепел
Лежит на месте мирного селенья.

ПЕРЕД АТАКОЙ

Опять звучит сигнал ночной тревоги.
Орудья бьют, – как видно, до утра.
И за рокадой*, вдоль ничьей дороги,
Пылают, словно свечи, хутора.

РАНЕНИЕ

Раздался треск, как будто раскололи
Стальной орех, – посыпалась лузга.
И – в первый миг – ни страха и ни боли,
Лишь подломилась в голени нога.

ПОДАРКИ ТЫЛА

Не от коптилки, не от печки жарко
В завьюженной землянке старшины:
Сегодня здесь вручают нам подарки –
Привет с родной далекой стороны.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.