ПОСЛЕВОЕННАЯ БАЛЛАДА

Я ведь это видел сам.
Мать расспрашивала долго.
«Лги, – сказало чувство долга,
Мать поверит чудесам…»

Видел: снег изрыт и ал,
Опрокинутое тело…
Я сказал: уже темнело,
Я не видел, – я сказал,
Как она того хотела…

После обстрелов, лишений,
Пепла и снега в крови
Бродят по городу тени
Счастья, надежды, любви…

Тени замученных женщин,
Тени сожженных детей…
Помнят их меньше и меньше,
Не ожидают вестей...

С ними уходят – и с нами –
Свет довоенной весны,
Песен высокое пламя –
Юные грезы страны...

Новые выросли липы,
Новые встали дома.
Давние смертные хрипы
Сводят доныне с ума.


Где-то у рва, на погосте,
Ветви ломает гроза...
Стали деревьями – кости,
стали цветами – глаза.

Тянутся руки растений –
Руки зарытых во рву…
Бродят по городу тени,
Ветер забвенья весенний
Тихо колышет листву.

2004
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

От костров и от газовых камер...

От костров и от газовых камер
Понемногу развеялся дым –
Только мир содрогнулся и замер,
Ужас призраком замер седым.

Кто думать мог в тот год далекий...

Кто думать мог в тот год далекий –
В суровый год, в свинцовый год, –
Что не погибнут эти строки,
Что это слово – не умрет?

Я спал в окопе тесном. Предо мной...

Я спал в окопе тесном. Предо мной,
Январской озаренное луной,
Блестело поле. Красная ракета
С шипеньем догорала на снегу,

ПЕРВЫЙ ОКОП

Было немало губительных троп,
Были пожары, снаряды и пули…
Где-то остался мой старый окоп –
Рыл я его в сорок первом, в июле.

Берлин горит. Подтаявшая тьма...

Берлин горит. Подтаявшая тьма
Все выше поднимается и выше…
Огонь вошел в угрюмые дома,
И с тяжким гулом оседают крыши,

Всё мне снится мой отец.

Всё мне снится мой отец.
Мне отец всё чаще снится:
Он явился, он стучится,
Он вернулся наконец.

Разбитые дзоты у станции мга...

Разбитые дзоты у станции мга,
кирпич и железо, и в пепле снега,
и тишь обгоревшего сада,
и след от воздушных боев в синеве,

А 9 мая ты вспомнишь меня…

А 9 мая ты вспомнишь меня…
Пусть забыла совсем, но 9 мая

В ликованье и скорби победного дня
Между нами дорога проляжет прямая…

Тогда, в апреле сорок первого...

Тогда, в апреле сорок первого,
Весна крутой взяла разбег.
Не видел город неба серого –
Но в майский праздник выпал снег.

БАЛЛАДА ОБ ОДНОМ ЧЕЛОВЕКЕ

Шли сраженья от моря до моря,
Почернел под разрывами снег…
В арифметике общего горя
Сколько стоил один человек?

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.