В СОЖЖЕННОЙ ДЕРЕВНЕ

Под громкие крики ворон и грачей
Мы утром в деревню входили.
Маячили остовы черных печей.
Руины устало чадили.

И в редком разбросе лежали тела
В тени колоколенки древней,
Как будто бы смерть неохотно брала
Ясак* с белгородской деревни.

И в этом еще не дотлевшем аду,
Где горе уже накричалось,
Под старой березкой у всех на виду
Ременная люлька качалась.

Играла малиновой медью колец
С июньскою синью небесной.
И тихо сидел годовалый малец
В той зыбке, плывущей над бездной.

Нет, он не кричал, ни о чем не молил,
Ко рту подтянув кулачонки.
И ветер, пропахший бедой, шевелил
Седые его волосенки.

Как свечка, обугленный тополь горел,
И хлопья с него опадали.
А тихий мальчонка смотрел и смотрел
В какие-то дальние дали.

Поверх этой битвы и этой войны,
Поверх современности грозной
В далекие дали, что нам не видны,
Смотрел не по-детски серьезно.

Как будто дорогу свою примечал,
Забыв даже сглатывать слезы.
А зыбка, как лодка о старый причал,
Стучала о скосок березы…

Я знаю: и вера, и правда живет
На нашей планете любезной,
Покуда та зыбка, та лодка плывет
Над гарью, над смертью, над бездной.

* Подать, налог (тюрк.).

1943
5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

На той войне, где были мы с тобой...

На той войне, где были мы с тобой,
С распятым ртом в атаку не бежали,
За пять минут полки не окружали
На той войне, где были мы с тобой.

Шел смертный бой. Земля в огне кипела...

Шел смертный бой. Земля в огне кипела.
Был сужен мир до прорези прицела.
Но мы, полны решимости и веры,
Ему вернули прежние размеры.

ВЕЛИКОМИХАЙЛОВКА. 1943 ГОД

С бойцами тяготы деля,
Обречена войной на горе,
Светилась мерзлая земля
Сухими скулами предгорий.

Не павшим был я – без вести пропавшим...

Не павшим был я – без вести пропавшим.
Нас под Мерефой немец прищемил.
В сыром бараке, известью пропахшем,
Арийских вшей три месяца кормил.

В капонире, в гнездышке лодочкой...

В капонире, в гнездышке лодочкой,
Поселился удод с удодочкой.
Я ступаю по глыбам сожженным
И дивлюсь капризу весны

Что мне, солдату, осталось...

Что мне, солдату, осталось
После Второй мировой?
Ночи траншейной усталость,
Холод зари фронтовой.

Мосластые кони великой войны...

Мосластые кони великой войны,
Сегодня иду я по вашему следу.
Четырежды кожа сошла со спины,
Пока довезли вы до Эльбы Победу.

ИЮЛЬ 41-го

Нет, вовсе не из уст всеведа мудреца,
Из уст солдата истина звучала:
«Чтоб знать, кто победит, не надо ждать конца,
Умеющий судить поймет и по началу».

Гляжу с надеждой фильмы о войне...

Гляжу с надеждой фильмы о войне,
Который год, хотя надежды мало,
А вдруг расщедрятся, а вдруг покажут мне
И ту войну, что жизнь мою ломала.

Отгремела война, уже давней историей стала...

Отгремела война, уже давней историей стала,
А никак не отпустит тревожную память бойца.
От фугасов и мин мы очистили наши кварталы,
Но какой же сапер разминирует наши сердца?..

ВНУК ПОЛИТРУКА

Приехал он ко мне издалека,
Малец, видать, решительный и хваткий,
Внук друга моего – политрука,
Погибшего в бою под Ольховаткой.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика