Когда мы жили – не тужили...

Когда мы жили – не тужили,
встречаясь в день по многу раз,
мы очень мало дорожили
всем тем, что дорого для нас.
Война учила нас жестоко,
кропя снежинками виски,
теперь, когда друзья далёко,
мы знаем, как они близки.

А воинские эшелоны
такие сделали концы,
что нас не сыщут почтальоны –
судеб упорные гонцы.
А сыщут… Что ж, и это было:
«Погиб от раны пулевой».
Был друг. И даже нет могилы.
Лишь номер почты полевой.

3.8/5 оценка (4 голосов)

Другие произведения автора

БЫЛОЕ, НЕЗАБЫВАЕМОЕ

Расскажу строкою незаёмной
о далёком времени, когда
белым днём, суровой ночью тёмной
шли на запад наши поезда.

Позёмка вьётся как змея...

Позёмка вьётся как змея,
а кто ползёт по льду?
Совсем не я, совсем не я –
у смерти на виду.

У БАРНАУЛЬСКОГО МЕМОРИАЛА*

Я трепетно читаю имена.
Вот сверстники.
Я здесь встречаюсь с ними.
Война, война!.. Оставила она

Отгремели грозные сраженья...

Отгремели грозные сраженья,
и с годами появилось кредо:
немцы одержали пораженье,
потерпели русские победу.

ОДНА СЕКУНДА ИЗ ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ ВОЙНЫ

Обожгло меня горячим ветром,
укололо струйками песка;
может быть, в каком-то миллиметре
пролетела пуля от виска.

СТАРИК

Старику поговорить охота,
лет ушедших память велика,
только люди заняты работой,
некому послушать старика.

МЕДАЛИ

Долго девушка глядела –
у танкиста грудь горит.
– За какое ж это дело
награждали? – говорит.

НАЧАЛО

Я помню самое начало –
июньский день и тишина,
и даже радио молчало…
И вдруг – война!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика