НА ГЛАВНОМ ЧУМЕ БЕРЛИНА

Я шел до фашистского чума – Рейхстага
В ночах и средь белого дня,
И смерть неотступная шаг за шагом
Выслеживала меня.

Четырнадцать наших героев-мэргэнов*
На смертном пути полегли.
Я бога молил, чтоб их души смиренно
Дорогу к дому нашли.

Кровью нашей с Европы смыта
Коричневая беда.
И Рейн был серым, как лица убитых,
И черным был от стыда.

И черен был дым, осыпавший золою,
Упал на колени Рейхстаг.
Мне выпало счастье – поднять над землею
Победный советский флаг.

И он трепетал – и Рейхстага остов
Тлел, как оленьи рога,
И краска лупилась, как будто короста
С раны смертельной врага.

Солдаты России взбирались на стены
В этот победный час:
Якуты и чукчи, нанайцы, эвены,
Чтоб Родина видела нас.

И собственной кровью на стенах Рейхстага
Поставили мы имена,
Там роспись стоит Александра Пассара
Навек и на все времена.

Я был беспощаден, но был благороден,
И память оставил навек
О малом – великом – нанайском народе
Бессмертный земной человек.

Великое в малом… Великие реки
Рождаются из родников,
Так было в народе всегда и вовеки,
Да будет во веки веков!

* Мэргэн (мерген) – искусный охотник; меткий стрелок, снайпер (нанайск.).

Перевод М. Асламова
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

Москва, как мать, нас провожала в бой
В день Октября. Не таял снег на лицах.
Нет у Москвы других – и мы собой
Закрыть должны все подступы к столице.

МОНОЛОГ УБИТОГО СОЛДАТА

Вкус неведом мне поцелуя,
Лишь у жизни всей на краю
Поцелуем смертельным пуля
«Обласкала» меня в бою.

Фрау, друг мой правильно сказал...

Фрау, друг мой правильно сказал,
Вашего не убивал он сына.
Бог за то беднягу наказал,
Что врагом пришел он на чужбину.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.