Шли солдаты в прожжённых и пыльных одеждах...

Шли солдаты в прожжённых и пыльных одеждах;
Облегчённо вздыхало село: «Наконец!..»
Я стоял напоказ, обогретый надеждой:
Кто узнает меня, тот и есть мой отец.

Только все проходили потерянно мимо,
И никто не пытался меня признавать.
Приходил, уходил… И слезами, как дымом,
Мне обида глаза застилала опять.

Лишь один догадался, хромой, однорукий:
Подошёл – и упал в подорожник лицом.
Всех потом обнимал после горькой разлуки,
Но и он не моим оказался отцом.

Еле слышно спросил про соседского Ваську.
Я, потупясь, не мог шевельнуть языком:
Я и вспомнить боялся, как выли фугаски
И Васютка метался под чёрным огнём.

А мечтали мы с ним: «Как придут наши папки!..»
Но вернулся один, сам себе на беду:
Положил на могилку со звёздочкой шапку
И сынишку всё звал, забываясь в бреду…

Затихают те боли в душе понемногу,
Но никак не представлю себе одного:
Всё гляжу и гляжу на седую дорогу,
Хоть и знаю давно, что не встречу его.

5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

БОЛЬ

Душой надежде тёплой внемлю,
А память болью сердце жжёт…
Копал малыш сырую землю
В послевоенный первый год.

ДЕТСКИЙ КРИК

В испуге сонного ребёнка
Услышал я свой детский крик.
И в чёрной вражеской воронке
Представил вновь себя в тот миг.

СТРАДАНЬЯ

Кому не драла рот сухая ложка?..
С добром и лаской был и я в разлуке;
И чтоб не плакал я, свою гармошку
Мне подарил гвардеец однорукий.

МАРФИН КРЕСТ

Была гроза… Мы выжили едва.
Казалось, не отбиться от беды.
Спасаясь от мороза, на дрова
Враги рубили русские кресты.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика