В сырой землянке стойкий запах гнили...

В сырой землянке стойкий запах гнили,
Дух нежилой у жизни на краю…
Мы до сих пор не всех похоронили,
Кто пал в бою за Родину свою.

В болотах, за дремучими лесами,
Вдали от сел и многолюдных трасс,
Лежат они с открытыми глазами
И не мигая всё глядят на нас.

Глядят, как убивают и торгуют,
Как грабят, раздают и предают,
Как самую святую, дорогую,
Землицу вместе с ними продают…

Живых солдат больней нельзя обидеть,
А тех, кто пал… О чем тут говорить!
Они б хотели этого не видеть,
Но и глаза им некому закрыть…

На фронте было все-таки попроще:
Вот друг. Вот враг. Вот отчая земля.
Она своя – от этой стылой рощи
До жарких звезд Московского Кремля.

Она своя. За малым остановка:
Когда сержант скомандует: «В ружье!»,
Подняться в рост, перемахнуть за бровку
И умереть достойно за нее…

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Ровесники навечно юных...

Ровесники навечно юных,
Смерть повидавшие стократ,
Теперь на праздничных трибунах,
Как небожители, стоят.

Всё так, всё так. И вы на нашем месте…

Всё так, всё так. И вы на нашем месте…
Ну, а при чем тут, собственно, места?
В тот ад кромешный, говоря по чести,
И мы свалились тоже не с куста.

Я наполовину похоронен...

Я наполовину похоронен.
Я веду смертельные бои.
Я и здесь, и там, где в обороне
Полегли товарищи мои.

Мой первый враг! До гроба не забуду...

Мой первый враг! До гроба не забуду
Тот крючковатый палец у курка,
Белесых глаз осеннюю остуду
И застоялый запах чеснока.

Как величаво над высоткой...

Как величаво над высоткой
Плывут седые облака!
Здесь немец бил прямой наводкой
Из обгорелого леска.

Как мне враги ни «помогали»...

Как мне враги ни «помогали»,
Я все-таки еще дышу.
А то, что фронтовых регалий
На штатском платье не ношу, –

Где отец схоронен – неизвестно...

Где отец схоронен – неизвестно,
Лишь известно: он погиб в бою,
По-солдатски преданно и честно
Защищая Родину свою.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика