СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Посмотрите, я из юности шагнул.
Посмотрите, я чертовски молодой.
Надо мною «мессершмитов» рёв и гул.
Мой блиндаж подмыло ржавою водой.

Посмотрите, разве много – двадцать лет.
Помозгуйте, разве мало – семь атак.
Майским ливнем смыло мой кровавый след,
Муравой-травой зарос тот буерак…

Три нашивки золотые на груди.
Трёх ранений затвердевших три рубца.
Три державы, что прошёл я, позади,
И полгода – до победного конца.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ЗЕМЛЯ

На дне окопа сердце колотилось,
Окоп, гремя, утюжила броня.
Земля не подвела, не расступилась,
Она спасла от гибели меня.

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ НЕЛЮДИМОМ

В открытый люк пахнуло дымом
Села, сожженного дотла.
На перекрестке нелюдимом
Машина наша замерла.

Уходим в ночь, еще не зная...

Уходим в ночь, еще не зная,
Что, может, завтра поутру,
Снег потемневший приминая,
Не все вернемся мы к костру.

1200*

Обступили на краю России
Вдруг воспоминания меня –
Острые, как раны ножевые,
Гневные, как всполохи огня.

Я в окопе побрился впервые...

Я в окопе побрился впервые.
В час, когда провожают девчат,
Я встречал лишь рассветы стальные
И слыхал, как «пантеры»* рычат.

ПЛАЦДАРМ

Он в нас поверил, командарм,
И мы не подвели:
Мы удержали свой плацдарм,
Клочок земли.

Трудней всего – подняться под огнем...

Трудней всего – подняться под огнем,
Оставить за спиной броню траншеи.
Что может быть отчаянней, страшнее,
Чем в полный рост подняться под огнем?!

Я рифмовал в четвёртом, в школе...

Я рифмовал в четвёртом, в школе,
Но слов припомнить не могу.
Мой первый стих родился в поле
На окровавленном снегу.

МАРШЕВЫЕ РОТЫ

Судьбы крутые повороты,
Раскаты гневные войны
Вели нас в маршевые роты,
Туда, где были мы нужны.

БРАТСКАЯ МОГИЛА

Этот холм не забыть, не забыть никогда.
Обелиск на холме, вырезная звезда.
Завершилась война, завершились бои,
А под прусским холмом – побратимы мои.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.