1200*

Обступили на краю России
Вдруг воспоминания меня –
Острые, как раны ножевые,
Гневные, как всполохи огня.
Дрогнуло гранитное молчание,
Вижу – вот идут, идут ко мне
Давние мои однополчане,
Крылья плащ-палаток на спине.
И земля покорная разверста,
И встают, выходят из земли
Те, кому пронзили пули сердце,
Те, кого тогда мы погребли.
Я не мог привыкнуть к слову «павший»,
Пал солдат, и не помочь ему.
По изрытой смертью черной пашне
Шли мы и в разрывах, и в дыму.
Стойте, задержитесь на мгновенье!
Разметался бинт, скользнув из рук,
Вскрикнув, опустилась на колени
Санитарка Лена Ковальчук.
Я еще стою минуту с нею,
– Лена! Лена! – флягу подаю.
Я не знаю, я понять не смею,
Что стою с убитою в бою.
И уже от гула глохнут уши,
И несется хриплое «Вперед!»,
И какой-то смерч, меня взметнувший,
По земле распластанной ведет.
И комбат Сергеев возле брода
Падает в апрельскую траву.
Он к победе шел четыре года.
Он победу видел наяву.
И в азарте, и в смятенье боя
Мы комбата понесли с собой.
Триста метров… Далеко ли? Близко?
Он их не прошел. И там сейчас
Смотрят в небо грани обелиска,
Молча смотрят павшие на нас.
Камни шевелятся, как живые,
И воспоминанья жгут меня –
Острые, как раны ножевые,
Гневные, как сполохи огня.

* Памятник 1200 гвардейцам – воинам 11-й гвардейской армии, погибшим
при штурме Кёнигсберга (ныне Калининград), был открыт 30.09.1945
и стал первым мемориалом, увековечившим подвиг советских солдат,
павших в Великой Отечественной войне.

2.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

Я в окопе побрился впервые...

Я в окопе побрился впервые.
В час, когда провожают девчат,
Я встречал лишь рассветы стальные
И слыхал, как «пантеры»* рычат.

ЗЕМЛЯ

На дне окопа сердце колотилось,
Окоп, гремя, утюжила броня.
Земля не подвела, не расступилась,
Она спасла от гибели меня.

БРАТСКАЯ МОГИЛА

Этот холм не забыть, не забыть никогда.
Обелиск на холме, вырезная звезда.
Завершилась война, завершились бои,
А под прусским холмом – побратимы мои.

Я рифмовал в четвёртом, в школе...

Я рифмовал в четвёртом, в школе,
Но слов припомнить не могу.
Мой первый стих родился в поле
На окровавленном снегу.

МАРШЕВЫЕ РОТЫ

Судьбы крутые повороты,
Раскаты гневные войны
Вели нас в маршевые роты,
Туда, где были мы нужны.

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Посмотрите, я из юности шагнул.
Посмотрите, я чертовски молодой.
Надо мною «мессершмитов» рёв и гул.
Мой блиндаж подмыло ржавою водой.

ПЛАЦДАРМ

Он в нас поверил, командарм,
И мы не подвели:
Мы удержали свой плацдарм,
Клочок земли.

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ НЕЛЮДИМОМ

В открытый люк пахнуло дымом
Села, сожженного дотла.
На перекрестке нелюдимом
Машина наша замерла.

Трудней всего – подняться под огнем...

Трудней всего – подняться под огнем,
Оставить за спиной броню траншеи.
Что может быть отчаянней, страшнее,
Чем в полный рост подняться под огнем?!

Уходим в ночь, еще не зная...

Уходим в ночь, еще не зная,
Что, может, завтра поутру,
Снег потемневший приминая,
Не все вернемся мы к костру.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика