ПЛАЦДАРМ

Он в нас поверил, командарм,
И мы не подвели:
Мы удержали свой плацдарм,
Клочок земли.

Уже вели патронам счёт,
Счёт сухарям.
А враг всё давит, жмёт и прёт,
Грозя расправой нам.

Река клокочет, как котёл,
За нашею спиной.
Как кость, неумолимо гол
Бугор передо мной.

Разрывов частые столбы,
Сечёт свинец, как нож,
И от пальбы, как от судьбы,
Куда, солдат, уйдёшь?..

Мы вгрызлись в землю, как кроты,
Земля – она броня.
У всех – обугленные рты
От дыма и огня.

И нет спасения от мин,
Живого нет вершка.
Зову, кричу – молчит Кузьмин.
Не дозовусь дружка.

А он обмяк, а он давно
Моих не слышит слов.
Он сполз в окоп, как в гроб, на дно,
Замолк и был таков.

И у меня на пальцах кровь –
Чужая ли, своя?
Да что там кровь, атака вновь!
– Держитесь! – слышу я.

И, как живая, твердь земли
Качнулась в этот миг.
Они пошли, они пошли,
А я был за двоих.

Не за двоих, за пятерых,
Наверное, я был.
Мой автомат за всех за них,
Захлёбываясь, бил…

Осталось девять нас в живых,
Отбивших семь атак.
Трава курилась. Бой затих,
И догорал на огневых
Немецкий танк.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

Я в окопе побрился впервые...

Я в окопе побрился впервые.
В час, когда провожают девчат,
Я встречал лишь рассветы стальные
И слыхал, как «пантеры»* рычат.

МАРШЕВЫЕ РОТЫ

Судьбы крутые повороты,
Раскаты гневные войны
Вели нас в маршевые роты,
Туда, где были мы нужны.

Уходим в ночь, еще не зная...

Уходим в ночь, еще не зная,
Что, может, завтра поутру,
Снег потемневший приминая,
Не все вернемся мы к костру.

СТАРАЯ ФОТОГРАФИЯ

Посмотрите, я из юности шагнул.
Посмотрите, я чертовски молодой.
Надо мною «мессершмитов» рёв и гул.
Мой блиндаж подмыло ржавою водой.

БРАТСКАЯ МОГИЛА

Этот холм не забыть, не забыть никогда.
Обелиск на холме, вырезная звезда.
Завершилась война, завершились бои,
А под прусским холмом – побратимы мои.

НА ПЕРЕКРЕСТКЕ НЕЛЮДИМОМ

В открытый люк пахнуло дымом
Села, сожженного дотла.
На перекрестке нелюдимом
Машина наша замерла.

ЗЕМЛЯ

На дне окопа сердце колотилось,
Окоп, гремя, утюжила броня.
Земля не подвела, не расступилась,
Она спасла от гибели меня.

Я рифмовал в четвёртом, в школе...

Я рифмовал в четвёртом, в школе,
Но слов припомнить не могу.
Мой первый стих родился в поле
На окровавленном снегу.

Трудней всего – подняться под огнем...

Трудней всего – подняться под огнем,
Оставить за спиной броню траншеи.
Что может быть отчаянней, страшнее,
Чем в полный рост подняться под огнем?!

1200*

Обступили на краю России
Вдруг воспоминания меня –
Острые, как раны ножевые,
Гневные, как всполохи огня.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.