Восход алел, как орденские планки...

Восход алел, как орденские планки.
Клонило в сон от свистов пулевых.
И пудреные статные германки
Толкались возле кухонь полевых.
Им наливали в термосы баланду,
Им подавали бодрую команду,
Чтоб двигались быстрее к черпаку.
И, улыбаясь, морщился раздатчик,
Волжанин, молчаливый автоматчик,
С фашистскими осколками в боку…

5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

На соборе профиль прусский...

На соборе профиль прусский –
Благородный Бах.
А в камнях – солдатик русский
С кровью на губах…

Сгорел в подбитом старом танке...

Сгорел в подбитом старом танке,
Останки вылизал огонь…
И мать на дальнем полустанке
В сундук поставила гармонь…

Улетели луга...

Улетели луга,
Улетели сады и леса…
И в колодезной мгле
Холода голубые стояли.

Мама бела, как зима...

Мама бела, как зима,
Вся уместилась в халатике.
Сгинули, что ли, солдатики!..
Все посходили с ума!

Солдат любим седой старухой...

Солдат любим седой старухой,
И молодой женой-стряпухой,
И малыми детьми…

Война распяла детство...

Война распяла детство.
Оставила наследство:
Сухую ёмкость фраз,
Почти звериный глаз...

Бьёт из пушки профессор физмата...
Да, были Ожеговы, Дали...

Да, были Ожеговы, Дали,
Россия оными горда.
Но словари в гробу видали
В те рукопашные года.

Вёдра, веники, пелёнки...

Вёдра, веники, пелёнки –
Мир барачный…
Где расту я, тонкий, звонкий
И прозрачный.

.Война − жесточайшая проба...

Война − жесточайшая проба.
Но женщина любит − до гроба!..
Сопрела солдатская роба…
А женщина любит − до гроба!..

А детство где? – ищи-свищи!...

А детство где? – ищи-свищи! –
Засыпано бомбёжкой…
А я в мороженые щи
Врубаюсь гнутой ложкой.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика