А беженцы на самолетах...

А беженцы на самолетах
Взлетают в небо, как грачи.
Актеры в тысячных енотах,
Лауреаты и врачи.

Директор фабрики ударной,
Зав. треста, мудрый плановик,
Орденоносец легендарный
И просто мелкий большевик.

Все как один стремятся в небо,
В уют заоблачных кают.
Из Вологды писали: «Хлеба,
Представьте, куры не клюют!»

Писатель чемодан, куркуль,
В багаж заботливо сдает.
А на жене такой каракуль,
Что прокормить их может с год.

Летят. Куда? В какие дали?
И остановятся на чем?
Из Куйбышева нам писали –
Жизнь бьет по-прежнему ключом.

Ну что ж, товарищи, летите!
А град Петра и в этот раз,
Хотите ль вы иль не хотите,
Он обойдется и без вас!

Лишь промотавшиеся тресты
В забитых наглухо домах
Грустят о завах, как невесты
О вероломных женихах.

1941
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

По радио дали тревоги отбой...

По радио дали тревоги отбой.
Пропел о покое знакомый гобой.
Окно раскрываю, и ветер влетает,
И музыка с ветром. И я узнаю

На крыше пост. Гашу фонарь...

На крыше пост. Гашу фонарь.
О, эти розовые ночи!
Я белые любила встарь, –
Страшнее эти и короче.

Обледенелая дорожка...

Обледенелая дорожка
Посередине мостовой.
Свернешь в сторонку хоть немножко –
В сугробы ухнешь с головой

Шаркнул выстрел. И дрожь по коже...

Шаркнул выстрел. И дрожь по коже,
Точно кнут обжег.
И смеется в лицо прохожий:
«Получай паек!»

НА УЛИЦЕ

На салазках кокон пряменький
Спеленав, везет
Мать заплаканная, в валенках,
А метель метет.

День странно тихий. Он такой...

День странно тихий. Он такой,
Каким давным-давно уж не был.
И мы, как воду, пьем покой
Непотревоженного неба.

Связисты накалили печку...

Связисты накалили печку –
Не пожалели дров.
Дежурю ночь. Не надо свечку,
Светло от угольков.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.