ПЕРЕД РОССИЕЙ

Я родине моей не изменял.
Безрадостной полынью переполнясь,
Я убивался с ней в глухую полночь,
Но родине во тьме не изменял.

Ее беда – не наша ли вина? –
Что, верящих в молчанье грозно ввергнув,
Поверила она в лишенных веры.
Ее беда – не наша ли вина?

Я к родине своей не холодею,
Хоть крохобор мне тычет: «Дуролом!..»
Пусть обнесен и хлебом и вином, –
От зябкости ее не холодею.

Ее ли суть – не дело ль наших рук,
Что сыновьям на ласку поскупилась?
Уж больно много гостя поскопилось.
Ее напасть – не дело ль наших рук?

Я, родина, тебе не надоем
Ни шумом, ни докучною любовью.
Не знай меня, свети пока любому.
Я подожду. Тебе не надоем.

Псковщина

1942
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

КОНТРАТАКА

На взло… на взлобке – взрыв за взрывом,
В ста саженях – не наша власть.
Мы выстроились под обрывом
(Куда снарядам не попасть).

МАТЬ

«Извещаем… за Отечество… с врагами…» –
В черной окаемке пять казенных строк.
Заходила ходуном божница, закачалось под ногами,
Надавил на темя горбатый потолок…

БУРЯ

Разгуделась придорожная струна,
Поразохался корявый березняк.
Ой, душа моя, родная сторона, –
Обезлюдевший тоскующий большак.

Я помню горестную ночь...

Я помню горестную ночь,
Тротила адскую работу,
Вконец измученную роту,
Не властную земле помочь;

ПОСЛЕДНИЙ БОЛЬШАК

Недоступен лик и светел,
Взгляд – в далеком далеке.
Что ей версты, что ей ветер
На бескрайнем большаке!

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Поклонился деревне
Победитель Берлина.
Небо, крыши, деревья
Приветствуют сына.

УДЕЛ

В семнадцатый июнь – в моем запеве лета –
С ума сошла жарынь, рехнулась белоночь.
Я плакал, правя меч, кляня удел поэта,
Но небо и земля горели: «Слезы прочь!»

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика