ПЕРЕД РОССИЕЙ

Я родине моей не изменял.
Безрадостной полынью переполнясь,
Я убивался с ней в глухую полночь,
Но родине во тьме не изменял.

Ее беда – не наша ли вина? –
Что, верящих в молчанье грозно ввергнув,
Поверила она в лишенных веры.
Ее беда – не наша ли вина?

Я к родине своей не холодею,
Хоть крохобор мне тычет: «Дуролом!..»
Пусть обнесен и хлебом и вином, –
От зябкости ее не холодею.

Ее ли суть – не дело ль наших рук,
Что сыновьям на ласку поскупилась?
Уж больно много гостя поскопилось.
Ее напасть – не дело ль наших рук?

Я, родина, тебе не надоем
Ни шумом, ни докучною любовью.
Не знай меня, свети пока любому.
Я подожду. Тебе не надоем.

Псковщина

1942
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ПОСЛЕДНИЙ БОЛЬШАК

Недоступен лик и светел,
Взгляд – в далеком далеке.
Что ей версты, что ей ветер
На бескрайнем большаке!

КОНТРАТАКА

На взло… на взлобке – взрыв за взрывом,
В ста саженях – не наша власть.
Мы выстроились под обрывом
(Куда снарядам не попасть).

УДЕЛ

В семнадцатый июнь – в моем запеве лета –
С ума сошла жарынь, рехнулась белоночь.
Я плакал, правя меч, кляня удел поэта,
Но небо и земля горели: «Слезы прочь!»

БУРЯ

Разгуделась придорожная струна,
Поразохался корявый березняк.
Ой, душа моя, родная сторона, –
Обезлюдевший тоскующий большак.

Я помню горестную ночь...

Я помню горестную ночь,
Тротила адскую работу,
Вконец измученную роту,
Не властную земле помочь;

МАТЬ

«Извещаем… за Отечество… с врагами…» –
В черной окаемке пять казенных строк.
Заходила ходуном божница, закачалось под ногами,
Надавил на темя горбатый потолок…

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Поклонился деревне
Победитель Берлина.
Небо, крыши, деревья
Приветствуют сына.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск стихотворения

от
до