ПО ДОРОГЕ В ГОСПИТАЛЬ

С.И. Кирсанову

Так и нет на свете учебников-волшебников
О страстях стихии стиховой…
Еду в эшелоне, будто некий Хлебников,
С тетрадью школьной, пухлой под головой.

Помогаю раненым, рослым, не капризным, –
Селам дальним пишу сыновьи посланьица,
Улыбаюсь кратким, строгим письмам,
В которых все «еще кланяются».

До задорной зари стынут стены теплушек во льду:
Раздышались поля густоснежные,
развертываются у всех на виду.
Кричат, при встрече здороваясь, паровозы-поводыри,
Лопаются на моих ступенях водяные волдыри.

За морем, на ржавых скрипках пиликая,
О любви распелись любимчики муз.
У войны – иная страсть великая, –
В ненависти не уймусь!

На свежем солнце, в апреле добреющем,
То настигнет эшелон полетом бреющим,
То разрушит сугробы – влажный зной, –
Взрывной волной ястреб стальной!

Поднимаются люди сильные, раненые,
Солят выродка серой крупной бранью.
Утро заботливое, раннее, успокой, согрей солдат!
Гудят паровозы, гудят…

Маслянистые крошки кирпичика-концентрата –
В руке осыпаются над времянкой,
закипают, слипаясь, в котелке.
А где-то, к нам приближаясь, шагает победа – отрада:
Шагает в лесах служивых, поднимает понтоны на реке…

Строки вздрогнули, давай барахтаться, прыгать,
Повинна в том вагонной тряски прихоть!

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ПРО ПЕХОТУ МОРСКУЮ

Я вернулся оттуда,
Из метели сырой,
Где ценили не удаль,
А выносливый строй.

ПОСТ НА КОНЮШНЕ

Здесь ночь январская долга;
храпят всё тише, всё спокойней,
во сне сбегая на луга,
мобилизованные кони.

Тебя, не дошедшего до Берлина...

Тебя, не дошедшего до Берлина,
Сраженного в зимнем бою под Молвотицей*,
Весной обложила размякшая глина
В лесу, где апрель оступился болотистый.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика