ПОД КИНГИСЕППОМ*

Как недоуздком ноги спутав,
Усталость вдруг придет в пути.
Уснуть – хотя бы на минуту,
А после можно век идти.

Но силу воли напрягая,
Мы разрываем путы сна.
И вновь дорога фронтовая
И гари мглистой пелена.

С берез летит снежок пушистый,
А села выжжены дотла.
Катушка-матушка связисту
Ох, как порою тяжела!

А без нее нельзя солдату.
Налаживай надежней связь,
Чтоб не ушел фашист проклятый,
Чтобы настал расплаты час.

Поземку крутит ветер колкий,
У черных труб печных шуршит.
Кругом развалины поселка –
И ни одной живой души.

Но где же женщины и дети?
Обнять, согреть бы лаской их.
Как ждут луч солнца на рассвете,
Они вот этот ждали миг.

И вот навстречу отовсюду
Десятки исхудалых рук.
Как я такое позабуду?
А разве ты забудешь, друг?

В землянке тесной выпил чаю,
И вдруг взяла истома в плен.
Но сквозь дремоту замечаю
Детишек у своих колен.

Какой тут сон, когда в ресницах
Твоих солдатская слеза.
Нет ни кровинки в детских лицах,
Но ясно светятся глаза.

В задоре смелом хорошея,
Меня ребята взяли в круг.
Кто виснет ласково на шее,
Кто тянет автомат из рук.

И разгораясь ярче, ярче,
Как непотушенный костер,
Наперебой ведут ребячий
И очень взрослый разговор.

Как голодали, бедовали,
Три долгих года ждали нас.
И горше сыщется едва ли,
Чем тот бесхитростный рассказ.

Мальчишка встал со мною рядом,
Изнеможенный и худой,
С задумчивым и строгим взглядом,
И в десять лет – совсем седой.

Поправив пиджачок короткий
(Когда-то, видно, шила мать),
Он попросил мою пилотку –
В руке немножко подержать.

Казалось, он и сам не верил,
Что эта встреча не во сне,
Он на себя пилотку мерил,
Счастливо улыбаясь мне.

– Я на бойца похож? – И щеки
Румянцем радостным горят.
Не потому ли в путь далекий
Опять готов идти солдат?

С надеждой светлой смотрят дети.
Им, словно драгоценный дар,
С пилотки пехотинской светит
Пятиконечная звезда.

– Нам с ней теплей, бодрее было, –
В раздумье мальчик произнес. –
Пусть бьет фашистов наша сила,
Пусть ярче самых ярких звезд
Горит звезда Отчизны милой!

А может, говорит не он,
А сам твержу, как заклинанье…
Светлей, светлей зари сиянье.
Идет на запад батальон.

* Кингисепп – город в Ленинградской обл., в 130 км от Санкт-Петербурга.

Январь 1944 г.

Перевод И. Дружинина
1944
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

КОГДА КРОВЬЮ ПЛАЧЕТ СНЕГ

Нам отпущено время – немного вздремнуть после боя.
Наш тянь-шанский Мартынов зарыться додумался в снег.
И уснул Щаденков под березою рядом со мною,
и во сне автомат крепко держит в руках Шукербек*.

НАГРАДА

Мы после боя вышли к деревушке,
Метель по улице мела.
В полуразрушенной одной избушке
Меня девчонка обняла.

ВОИНУ

Ты просил, чтоб я ответил.
Как улусный* край живет?
Что ж, по-прежнему он светел
И тебе поклоны шлет.

БОЕВАЯ ДОРОГА

Выходит она из-под Нарвских ворот*
И, грозно клубясь, всё на запад идет.
Проходит прибрежье, родные леса,
Над ней золотятся зарей небеса.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.