КОГДА КРОВЬЮ ПЛАЧЕТ СНЕГ

Нам отпущено время – немного вздремнуть после боя.
Наш тянь-шанский Мартынов зарыться додумался в снег.
И уснул Щаденков под березою рядом со мною,
и во сне автомат крепко держит в руках Шукербек*.

Ему снятся, наверно, проспекты киргизской столицы –
зелень тихих аллей и прохладный веселый фонтан.
Только мне не заснуть. Вижу я командирские лица:
предстоящей атаки опять намечается план.

Мы сегодня дрались так как надо и трижды отбили
контратаки врагов, чтоб погнать их на запад! Назад!
Все воронки и рвы снеговые наносы прикрыли,
но подбитые «тигры» еще на опушке дымят.

Я пытаюсь заснуть. Но терзает промозглая стужа.
До костей пробирает и щеки царапает зло.
Запалить бы костер да в шинель запахнуться потуже,
чтобы дрожь прекратилась, чтоб душу согрело тепло.

Но шинель застывает и горбится чертовой кожей,
зуб о зуб выбивает какую-то жуткую дробь.
Чтоб согреться, встаю с ненадежного хвойного ложа –
и как будто беседу со мной начинает сугроб:

«Белым лебедем плыл я над нашей широкой страною.
Белым снегом кружился, пуховые шали стеля,
чтобы влагой поля напоить, пробудившись весною,
чтобы щедрой на хлеб ленинградская стала земля.

Но родные края еще топчут проклятые немцы.
Землю кровью поит обагренный в сражениях снег.
Плачут кровью снега… И пока бьется гневное сердце –
позабудь о тепле, о покое забудь и о сне!

Ты пришел в этот мир, чтоб не дать Мать-Отчизну в обиду,
чтоб не застили тучи живое сияние дня.
Помни песни степей, звонкоструйную светлую Иду*,
крепче повод держи своего боевого коня!..»

Наш бросок на врага был горячему вихрю подобен.
Что «пантеры» и «тигры», коль в сердце стремленье вперед!
И враг был отброшен на запад – как волк, огрызаясь в злобе,
и таяла злая сила, как тает от солнца лед…

* Семён Михайлович Мартынов – офицер из д. Семиречье Смоленского р-на,
Иван Николаевич Щаденков – смоленский поэт, журналист из д. Бабны Касплянского р-на Смоленской обл., Шукербек – боец из Киргизии.

* Ида – река в Иркутской обл., приток Ангары.

Январь 1944 г., Волосовская роща

Перевод И. Дружинина
1944
0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

БОЕВАЯ ДОРОГА

Выходит она из-под Нарвских ворот*
И, грозно клубясь, всё на запад идет.
Проходит прибрежье, родные леса,
Над ней золотятся зарей небеса.

ВОИНУ

Ты просил, чтоб я ответил.
Как улусный* край живет?
Что ж, по-прежнему он светел
И тебе поклоны шлет.

НАГРАДА

Мы после боя вышли к деревушке,
Метель по улице мела.
В полуразрушенной одной избушке
Меня девчонка обняла.

ПОД КИНГИСЕППОМ*

Как недоуздком ноги спутав,
Усталость вдруг придет в пути.
Уснуть – хотя бы на минуту,
А после можно век идти.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.