Был сорок третий год. Шло третье лето...

Был сорок третий год. Шло третье лето
Войны, когда в сибирское село
Приехал скульптор и двухтомник Фета
Привёз, не показалось тяжело.

А впрочем, и мужик он был здоровый.
Широкоплечий. Широкобородый
(Большая борода скрывала грудь)
Открытый, как широкая дорога.
Готовый встать и за порог шагнуть.

Шагнул. И навсегда – как в воду канул.
А Фет остался жить в моей судьбе:
Одолженный тем добрым великаном
(Изданье Маркса. СПб)
Недели на две или на четыре,
Вошёл в меня на долгие года
Именно там и именно тогда –
В разгар войны и посреди Сибири.

Казалось, чтó мне птицы и цветы!
Цветок картофеля был в царстве флоры
Желаннейшим, лишь он все наши взоры
Притягивал. Что мне до красоты!

Я жил не Фетом, а насущным хлебом,
Насущным спором о добре и зле.
Но Фет остался. Больше. Стал он Фебом,
Что светит всем живущим на земле.

Он светит – и цветут цветы. И птицы
Поют-свистят... И скульптор-бородач
Смеётся мне, весёлый, светлолицый,
Такой красавец, что не передать!

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ОЧЕРЕДИ

В больших дворах,
из одного в другой,
многоголовые и разношёрстные,
тянулись очереди за мукой –
томительные, медленные шествия.

ВОЙНА, ВОЙНА!

При входе в первый класс
Она вставала радугой кровавой,
Так высоко над верой и над правдой,
Которым школа обучала нас.

НЕМКА

«Убей, – в плакате было, – немца!»
Да, немца. Коротко и прямо.
Здесь ненависть имела место.
И ненависть имела право.

КОНЕЦ ВОЙНЫ

В кинотеатре «Титан»
шёл довоенный фильм.
Актёр, популярный перед войной,
пел довоенную песню
о златых горах и реках, полных вина.

УТРОМ 10 МАЯ 1945 ГОДА

Утром 10 мая 1945 года
я читал по свердловскому радио
собственные стихи о победе.
Студия была маленькая, душная, полутёмная.

Коптилки многолетний свет...

Коптилки многолетний свет.
Мгновенный всплеск салюта.
Нет, солнца чёрного тех лет
Не высветлит минута!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.