ПАХАРИ

Памяти
Степана Ивановича Брюнина,
Андрея Ивановича Ныркова,
Ивана Афанасьевича Рыжова
и других односельчан, павших
в битве под Москвой

Были это всё живые люди.
Отойти не пожелав назад,
В новеньких шинелях у орудий
Мужики побитые лежат.

Взяли их с уборочной в солдаты,
Впрок и дня не вышло отдохнуть.
Неуклюжи чуть и мешковаты,
Будто перед кем-то виноваты,
Шли они от сельсовета в путь.

Жуткие осенние недели.
Враг у подмосковных деревень.
У орудий серые шинели
Начинали новый трудодень.

Бить по танкам – непростое дело.
Всё кругом в неистовой пальбе.
Соль на гимнастерках прикипела,
Будто на току, на молотьбе.

На руках тяжёлые снаряды,
И на лицах копоть, как смола.
Никакой награды им не надо,
Лишь бы только Родина жила.

Тяжела их ратная работа,
Но работать им не в первый раз:
И родились в поле у омётов,
И встречают тут последний час.

Мать-земля, родная с колыбели,
Мягкую постель им приготовь.
Новые – с иголочки – шинели
Тёплая пропитывает кровь.

Потонула даль в дыму и гуде.
Враг отброшен. Враг бежит назад.
В новеньких шинелях у орудий
Пахари побитые лежат.

5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

Рванулось сердце горячо...

Рванулось сердце горячо –
И гулко, гулко застучало,
Едва почуяло плечо
Прикосновение металла.

ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

Оттого ль, что была война,
По другим ли каким законам
Целовала меня старшина
В полевых медицинских погонах.

Мне довелось в составе войска...

Мне довелось в составе войска
Пройти румынские поля
И у советского посольства
Сменять охрану короля.

ПРИВАЛ

Упаду, изможденный,
На винтовку щекой.
Ах, как сладок законный,
Разрешенный покой!

ГРЕМЕЛ В СТРОЮ ВИНТОВОЧНЫЙ САЛЮТ

Был груб к старшинам, к паникерам – лют.
А медсестра над гробом обмирала.
Гремел в строю винтовочный салют –
Солдаты хоронили генерала.

Пехотный солдат...

Пехотный солдат,
Он всегда виноват –
За все поражения
И отступления,

Когда потребуется справка...

Когда потребуется справка,
Я дать её всегда готов:
Был отделенным – Бородавка
И слева по цепи – Петров.

ШИНЕЛЬ

Я опять во сне ходил в шинели,
В серой, перетянутой ремнем.
На плечах погоны зеленели
С полевым малиновым кантом.

А нам орденов не давали...

А нам орденов не давали,
Знать, не за что было давать.
Мы просто в окопах лежали,
В каких нам велели лежать.

А я боялся на войне...

А я боялся на войне,
Чтоб сонным в плен не захватили
И чтоб случайно не убили
От взвода где-то в стороне.

Меня играют на экране...

Меня играют на экране,
Вот я ползу, вот я бегу.
А вот уже в атаке ранен
И распластался на снегу.

СТАЛИНГРАД

Стоит, не говоря ни слова,
Потупив мужественный взгляд,
Солдат из армии Чуйкова*,
Оборонявший Сталинград.

Мёрзлая озимь лежит за траншеями...

Мёрзлая озимь лежит за траншеями.
Свищет над степью картечь.
Воины, воины с тонкими шеями,
Как же вам жизни сберечь?

НАДПИСЬ НА ФОТОГРАФИИ 1946 ГОДА

Всё тяжёлое – позади.
Всё весёлое – впереди.
Никому ничего не должны,
Улыбаемся, пацаны!

До глубины потрясена...

До глубины потрясена,
Земля качается от боли.
Там, где заставила война,
Залёг солдат в открытом поле.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск стихотворения

от
до