Когда потребуется справка...

Когда потребуется справка,
Я дать её всегда готов:
Был отделенным – Бородавка
И слева по цепи – Петров.
Я вспоминаю, как во сне,
Как хлопцы на ходу курили
Одну закрутку на войне,
Пока ещё живыми были.
Ещё их немцы не побили
И в плен не взяли в западне…
Я некурящим был в цепи.
Неловко вылез из траншеи,
Втянул мальчишескую шею
И стал фигуркою в степи…
Мы шли повзводно и поротно
На пулемёты белым днём.
И залегали безрасчётно
Перед убийственным огнём.
О нет, я правды не нарушу
И не скажу наоборот –
Мне до сих пор пронзает душу:
«Вперёд! Тимошечкин, вперёд!»

07.05.1960, Россошь; 21.02.1962; 12.10.1963, Харьков

1960
5.0/5 rating 1 vote

Другие произведения автора

Мёрзлая озимь лежит за траншеями...

Мёрзлая озимь лежит за траншеями.
Свищет над степью картечь.
Воины, воины с тонкими шеями,
Как же вам жизни сберечь?

А я боялся на войне...

А я боялся на войне,
Чтоб сонным в плен не захватили
И чтоб случайно не убили
От взвода где-то в стороне.

ПАХАРИ

Были это всё живые люди.
Отойти не пожелав назад,
В новеньких шинелях у орудий
Мужики побитые лежат.

До глубины потрясена...

До глубины потрясена,
Земля качается от боли.
Там, где заставила война,
Залёг солдат в открытом поле.

Меня играют на экране...

Меня играют на экране,
Вот я ползу, вот я бегу.
А вот уже в атаке ранен
И распластался на снегу.

Мне довелось в составе войска...

Мне довелось в составе войска
Пройти румынские поля
И у советского посольства
Сменять охрану короля.

НАДПИСЬ НА ФОТОГРАФИИ 1946 ГОДА

Всё тяжёлое – позади.
Всё весёлое – впереди.
Никому ничего не должны,
Улыбаемся, пацаны!

ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

Оттого ль, что была война,
По другим ли каким законам
Целовала меня старшина
В полевых медицинских погонах.

ШИНЕЛЬ

Я опять во сне ходил в шинели,
В серой, перетянутой ремнем.
На плечах погоны зеленели
С полевым малиновым кантом.

А нам орденов не давали...

А нам орденов не давали,
Знать, не за что было давать.
Мы просто в окопах лежали,
В каких нам велели лежать.

ГРЕМЕЛ В СТРОЮ ВИНТОВОЧНЫЙ САЛЮТ

Был груб к старшинам, к паникерам – лют.
А медсестра над гробом обмирала.
Гремел в строю винтовочный салют –
Солдаты хоронили генерала.

ПРИВАЛ

Упаду, изможденный,
На винтовку щекой.
Ах, как сладок законный,
Разрешенный покой!

Пехотный солдат...

Пехотный солдат,
Он всегда виноват –
За все поражения
И отступления,

СТАЛИНГРАД

Стоит, не говоря ни слова,
Потупив мужественный взгляд,
Солдат из армии Чуйкова*,
Оборонявший Сталинград.

Рванулось сердце горячо...

Рванулось сердце горячо –
И гулко, гулко застучало,
Едва почуяло плечо
Прикосновение металла.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика