БАЛЛАДА О СТРАННОМ ТРУСЕ

Была война, и служил меж нас
Солдат из-под Старой Руссы.
Так вот – я вам расскажу сейчас
Балладу о странном трусе.


В глазах у него затаилась грусть
И страх – постоянный житель,
Но он спросил: «А если я трус,
В разведку возьмут? Скажите!

Я мин боюсь и пули боюсь,
Но больше всего на свете
И больше смерти о том, что трус,
Боюсь я – узнают дети!»

Он впрямь боялся звуков ночных,
И тишины к рассвету,
И всех необычных шумов дневных.
Боялся, но нет – в разведку.

А вот с заданья придет назад
И, севши на пень горбатый,
Казня себя, давай повторять:
«А страшно-то как, ребята!»

Мы все смеялись: «Как есть кино –
Опять он сказки заводит…»
Ведь в трусость его уж давным-давно
Не верил никто во взводе.

«Рисуется, – часто казалось мне, –
Зачем эта поза смелым?»
Но вижу, что щеки по белизне
Сравниться могли бы с мелом.

Но все смеялись – «Кончай чудить!..» –
От медсестер до комбата,
Когда начинал он свое твердить:
«А страшно-то как, ребята!..»

«А страшно-то как…» – и к фашистам в тыл
Опять уходил под вечер,
И пер «языка» четыре версты
Оттуда, помяв при встрече.

«А страшно…» но вновь, получив приказ,
Идет на такое дело,
Что даже у тех, кто не шел из нас,
От дум голова седела.


У нас седела от дум голова,
А он не менялся вроде,
И как прибаутка его слова
Пристали ко всем во взводе.

И я, бывало, с собой борюсь,
Но чую – охота все же
Сказать, как он про себя: «Я трус»,
Чтоб быть на него похожим.

Газетчик пришел к нему по весне,
Так он, попрятав награды,
Сказал ему: «Струсил я – обо мне
В газете писать не надо!»

Но я про него утверждать берусь,
Готов за слова ответить –
Он был, как ты, Золотая Русь, –
Всех страхов сильней на свете.

Он пал в Крыму, под Сапун-горой,
На самой кромке рассвета.
Сыны узнали, что он – герой.
А он не узнал про это.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ

Я лежал на ничейной земле,
На разрытой ничейной земле,
На убитой ничейной земле,
На сожженной ничейной земле.

Я ногу промочил (единственную ногу!)...

Я ногу промочил (единственную ногу!),
А рядышком – жена, та обе промочила,
И сразу – «Кар-р-раул!», и сразу бьем тревогу,
Как будто бы уже бог знает что случилось.

В который раз отбита их атака...

В который раз отбита их атака,
В который раз утих на время бой…
Комвзвод сказал про немцев: «Ну, вояки!..»
И прохрипел: «Курить хочу, хоть вой.

ЯЗЫК

Нам время – только до рассвета,
И мы спешим, и мы ползем,
Ползем, но снова нас ракета
Вжимает злобно в чернозем.

БОЙ ДОГОРЕЛ

Когда они в последний раз поперли,
И мы в ножи пошли, осатанев,
Бой догорел, но где-то в самом горле
Безмолвным криком клокотал во мне.

ТАНК

Он полз вперед совсем по-черепашьи,
Нащупывая пушкой наш заслон.
Ревели под приплюснутою башней
Полсотни тонн брони, налитой злом.

Я сегодняшней ночью под утро умру...

Я сегодняшней ночью под утро умру,
Перед самым рассветом, у стенки щербатой.

И ударят в меня, раздирая мне грудь,
Два десятка смертей из шеренги солдатской.

НАСТЯ

Телом пикировщика пропорот
В синь тугую крашеный восход.
Сыпанул фугасные на город
По-пиратски черный самолет.

ПЕРВЫЙ БОЙ

Хоть дó ста лет на свете доживу я,
Но не забуду этот самый бой…
Мы вышли ночью на передовую,
Чтоб удержать рубеж любой ценой.

В ОКОПЕ

Рвутся звонкие мины на пашне,
Где мы в землю зарылись по грудь…
Если б кто-нибудь знал, как мне страшно!
Не узнал бы о том кто-нибудь!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика