ПЕРВЫЙ БОЙ

Хоть дó ста лет на свете доживу я,
Но не забуду этот самый бой…
Мы вышли ночью на передовую,
Чтоб удержать рубеж любой ценой.

Пришел рассвет. меня трясло вначале
Не от испуга только – видит бог:
Был первый бой, когда в меня стреляли,
А я стрелять в противника не мог.

Сначала в нас палили из орудий,
Потом пошли на штурм, и умер страх:
Шли – рукава по локоть – просто люди,
И автоматы бились в их руках.


Пусть эти дни давно в далеком прошлом,
Но будто было все еще вчера –
Тут шла по нам стрельба не понарошку,
Была тут не в Чапаева игра.

И я уже поймал врага на мушку,
Но лишь нажать я соберусь курок,
Винтовка вверх уходит непослушно,
И я пальнуть в противника не смог.

А он смертельно всех нас ненавидел,
И он стрелял! Решалось: кто – кого?!
Но как тут быть? Я человека видел,
И, хоть убей, не мог убить его!

Его убил сосед – стрелок отличный,
И крикнул мне в поддержку:
«Ничего! Тебе покуда трудно с непривычки.
Но это ж немец – что жалеть его?!..»

А после боя он сказал меж дел мне:
«А я ж наврал – сказал тебе не то:
Вон тот – лежит – не немец. немец – Тельман.
А тот – фашист по нации, браток!»

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ЯЗЫК

Нам время – только до рассвета,
И мы спешим, и мы ползем,
Ползем, но снова нас ракета
Вжимает злобно в чернозем.

ТАНК

Он полз вперед совсем по-черепашьи,
Нащупывая пушкой наш заслон.
Ревели под приплюснутою башней
Полсотни тонн брони, налитой злом.

БАЛЛАДА О СТРАННОМ ТРУСЕ

Была война, и служил меж нас
Солдат из-под Старой Руссы.
Так вот – я вам расскажу сейчас
Балладу о странном трусе.

Я ногу промочил (единственную ногу!)...

Я ногу промочил (единственную ногу!),
А рядышком – жена, та обе промочила,
И сразу – «Кар-р-раул!», и сразу бьем тревогу,
Как будто бы уже бог знает что случилось.

БОЙ ДОГОРЕЛ

Когда они в последний раз поперли,
И мы в ножи пошли, осатанев,
Бой догорел, но где-то в самом горле
Безмолвным криком клокотал во мне.

Я сегодняшней ночью под утро умру...

Я сегодняшней ночью под утро умру,
Перед самым рассветом, у стенки щербатой.

И ударят в меня, раздирая мне грудь,
Два десятка смертей из шеренги солдатской.

В ОКОПЕ

Рвутся звонкие мины на пашне,
Где мы в землю зарылись по грудь…
Если б кто-нибудь знал, как мне страшно!
Не узнал бы о том кто-нибудь!

В который раз отбита их атака...

В который раз отбита их атака,
В который раз утих на время бой…
Комвзвод сказал про немцев: «Ну, вояки!..»
И прохрипел: «Курить хочу, хоть вой.

НИЧЕЙНАЯ ЗЕМЛЯ

Я лежал на ничейной земле,
На разрытой ничейной земле,
На убитой ничейной земле,
На сожженной ничейной земле.

НАСТЯ

Телом пикировщика пропорот
В синь тугую крашеный восход.
Сыпанул фугасные на город
По-пиратски черный самолет.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск стихотворения

от
до