ОРИЕНТИРЫ

День и ночь над землянкой штабной
только дождь проливной.
Только стук
рассыпает, урча, пулемет –
то ль от скуки, а то ль на испуг
пулеметчик кого-то берет, –
вот и бьет
то по фронту, то вкось,
прошивая лощину насквозь.
А потом и ему надоест –
оборвет.
Ловит шорохи лес,
жаркий шепот поспешный: «Свои», –
в тьме кромешной
средь тихой хвои.
И опять над землянкой штабной
только ветер
да дождь проливной,
да нет-нет за стеной
часовой
на приступок опустит приклад.
Иль шальной недотепа-снаряд
прошуршит
и влетит в перегной.
Хорошо, если не по своим!
А по ним, по нему…
Не пойму,
хоть солдат,
почему
этот дым в дождь всегда сладковат?
На войне
в тесный створ блиндажа
что я видел?
Болотная ржа
всколыхнется,
ударит огнем –
и пошла вся земля ходуном.
Справа,
так мне сказал командир,
ель – мой первый ориентир,
слева взлобок, приметный едва, –
ориентир номер два…
Я постиг и душой и умом
то,
что в секторе было моем
с первых дней
до последнего дня.
Вот о том и спросите меня.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

ПОСЛЕСЛОВИЕ 1945 ГОДА

От Москвы до Эльбы
Во земле сырой
Наше поколенье
Выровняло строй.

А ГДЕ-ТО В КАСИМОВЕ МАЛЬЧИК ВСЕ ЖДЕТ

Ты в списках потерь и теперь под вопросом –
Ушла похоронка в семью,
И все ж среди павших в бою
Тебя не нашел я, Морозов.

ИЗ ЭШЕЛОНА ВЫЙДЯ ПРЯМО В ПОЛЕ

Коротким было золотое детство.
Не дотянувши даже до усов,
Мы, не согнувшись, приняли наследство
В тот горький день из рук своих отцов.

МЫ ПРОСИМ ОБ ОДНОМ ТЕБЯ, ИСТОРИК

Был отступленья путь солдатский горек,
Как горек хлеба поданный кусок…
Людские души обжигало горе,
Плыл не в заре, а в зареве восток.

В ТРАНШЕЕ

Когда о доме, о семье
Поговорят друзья в траншее –
Теплей им на сырой земле
И на душе у них теплее.

НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ

Когда тебе придется в жизни круто –
Любовь изменит, отойдут друзья
И, кажется, прихлынет та минута,
Перед которой выстоять нельзя, –

НА ЗАПАД

Поставленная девичьей рукой
в последнем русском выжженном местечке,
Мне с праздничною надписью такой
На КПП запомнилась дощечка.

АТАКА

Дождем и снегом сеет небо.
А ты лежишь. И потом взмок.
И лезет в душу быль и небыль,
Гремит не сердце, а комок.

МАМА

В проломах стен гудит и пляшет пламя,
Идет война родимой стороной…
Безмолвная, бессонная, как память,
Старушка мать склонилась надо мной.

БЕРЕЗОВАЯ ВЕТОЧКА

Вчера, ножом с шинели счистив глину,
Я из окопа вылез и по склону,
Сменившись, с ротой отходил в долину
На отдых ко второму эшелону.

И СНОВА НЕТ ПИСЕМ ИЗ ДОМА

Весна во рвы влетит с разбега.
Мешаясь с грязью пополам,
Опять полезет из-под снега
Забытый прошлогодний хлам.

РОССИЯ

Гудели танки, пушки корпусные
Месили грязь и вязли до осей…
Знать, из терпенья вышла ты, Россия,
Коль навалилась с ходу силой всей!

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика