Забит в патрон спрессованный огонь...

Марку Максимову

Забит в патрон спрессованный огонь –
еще не окрыленная ракета.
Я из патрона высыпал в ладонь
алхимию немыслимого цвета.

Развел ее покруче в кипятке
и этими чернилами густыми
писал стихи, тесня строку к строке,
и выходили строки – золотыми.

А на бумагу сыпался песок.
Блиндаж качался. Ночь тонула в гуле.
Я утром вышел – и шальная пуля
пропела от виска на волосок.

Все было – и осколок, и фугас,
а после и обиды, и попреки…
Но остаются золотые строки
и людям правду говорят о нас.

0.0/5 оценка (0 голосов)

Другие произведения автора

СЛУШАЙ, ВЕТЕР!

Слушай, ветер! Ты мчишься отсюда в Россию,
ты к родимой земле прикоснешься облетом.
Передай там, что мы уже скоро осилим
вон того, чьи из зарева бьют минометы.

ОТХОДИТ ПОЛК

Осенний ветер плачет и бормочет,
сырая мгла висит над головой…
С позиций прежних под покровом ночи
отходит тихо полк передовой.

ОСЕНЬ

Вот уже восьмые сутки кряду
льется дождик – реденький, дрянной.
Стариковский шёпот листопада,
бормотанье ветра за спиной.

ВЫСОТА 319,25

На холме сутулом два куста.
Вот и все. Клочок. Земная пядь.
И она зовется: высота
319,25.

ЗИМОЙ СОРОК ПЕРВОГО

Состоялась атака
и была коротка…
Нас осталось, однако,
два активных штыка.

Москва. Концерт. Актриса в черном платье...

Москва. Концерт. Актриса в черном платье
двадцатый раз выходит на поклон.
И зал влюблен, как сорок тысяч братьев,
и я один сильней, чем зал, влюблен.

ЖИВАЯ ВОДА

На кромке переднего края,
лишь крикнуть успевший: «Вперед!»,
он знает, что он умирает,
не верит, что насмерть умрет.

МАРШЕВАЯ РОТА

Зябко поникла трава на лугах,
дождик безбожный…
Тысяча лет на моих сапогах
глиной дорожной.

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Яндекс.Метрика